Родной русский у детей в Швеции

опубликовано tisdag 19 april 2011 kl 12:45
Русский язык у детей в Швеции
Наташа Рингблум/Natasha Ringblom

Как развивается родной язык ребенка в чужой языковой среде?
В нашем случае речь идет о русском языке детей, родившихся и воспитывающихся в Швеции.
За процессом развития родного русского языка наблюдала магистр педагогики и лингвистики Наталия Евгеньевна Рингблум, написавшая докторскую диссертацию в Стокгольмском университете о двуязычии. Она наблюдала за языковым развитием собственной дочери Юлии. А также и за другими - своими и чужими - русскоязычными детьми в Швеции.

Развитие русского языка у ребенка в Швеции, как языка родного, но слабого, напоминает - по словам Наталии Рингблум - ситуации депривации (т.е. искажения) языка, которые в России раньше наблюдали только в детских домах, где детям не хватало общения.

Теперь то же явление наблюдается в семьях богатых людей в России. Где ребенка окружают игрушками и дорогостоящей аппаратурой, но где ребенку не с кем разговаривать. А значит, и развивать свой язык.

Пока мы обсуждали развитие устного русского. А читать и писать?
В ответ Наташа Рингблум хвалит учительницу русского в местной школе муниципалитета Ханинге/Haninge. Именно она мотивировала детей, они охотно ходят на уроки (это 40 минут один раз в неделю, вне школьного расписания), читают, пишут, разучивают стишки. Однако, если среднюю дочь нашей собеседницы, 12-летнюю девочку, посадить с ее однолетками в российскую школу, то "все будут над ней смеяться". Её русского совершенно недостаточно... Ну и что? - говорит наша собеседница. Зато у нее развит шведский, уже учит английский, скоро начнутся уроки немецкого в школе. А если ей понадобится русский, то пойдет учиться в университет. Когда вырастет.

Обычно родителям рекомендуют принцип: "Один родитель (или один человек) - один язык". То есть, пусть папа говорит с ребенком на своем родном шведском. И только. А мама - на своем родном русском. И только. Не смешивая языки.

Психологические конфликты в семье, связанные с различными периодами развития ребенка: Подросток, ищущий свою связь с языком и культурой может заявить: "Эти шведы!", обижая тем самым отца. Или "Ох уж эти русские", - такие конфликты повседневны, говорит Наташа Рингблум. И это естественный процесс поисков идентитета, целостности собственной личности.

Точно так же, как в младшем возрасте ребенок может охотно заниматься русским, а подрастая - категорически отказываться и от занятий и от общения на русском. "Лишняя нагрузка" и "коммуникативная ненужность" - объяснение лингвиста и педагога. Дети, как и взрослые, идут по пути наименьшего сопротивления.

Эти и многие другие вопросы - во второй части беседы Ирины Макридовой и Наташи Рингблум, работающей в стокгольмском университете.
Первую часть беседы можно послушать здесь:
http://sverigesradio.se/sida/gruppsida.aspx?programid=2103&grupp=13352&artikel=4456083

Skriv ut

поделись