Du måste aktivera javascript för att sverigesradio.se ska fungera korrekt och för att kunna lyssna på ljud. Har du problem med vår sajt så finns hjälp på http://kundo.se/org/sverigesradio/
Новости по-русски из Швеции

Границы дипломатии?

Publicerat måndag 6 augusti 2012 kl 10.25
О границах дипломатии и работе посла
(4:36 min)
МИД Швеции Foto: Scanpix

Где проходят границы дипломатии? Под таким заголовков утренняя программа Первого канала Шведского общественного радио провела дискуссию в связи с тем, что Беларусь отказалась продлить аккредитацию шведскому послу Стефану Эрикссону из-за его чересчур тесных контактов с оппозицией. Как далеко может заходить посол в своих стремлениях способствовать демократизации страны, где он работает?

В дебатах участвовали бывший шведский посол в Зимбабве Стен Рюландер/  Sten Rylander и активист-правозащитница Исабелль Соммерфельд/ Isabell Sommerfeld, занимающаяся в особенности Белоруссией.
Тема: как далеко может заходить дипломат, работающий в стране с диктаторским режимом?
В ответ на то, что Беларусь не продлила аккредитацию шведскому послу Стефану Эрикссону, Швеция ответила тем, что отказала во въезде новому послу Беларуси, кандидатура которого была ранее утверждена, а также отозвала визы еще двух работников Белорусского посольства в Стокгольме.
Беларусь мотивировала свой шаг тем, что Стефан Эрикссон имел чересчур тесные контакты с оппозицией в стране. В письме к белорусскому народу со своей страницы в Фейсбуке Стефан Эрикссон признал, что, возможно, он делал несколько больше, чем следовало бы. Ведущая дискуссии в прямом эфире Шведского радио сегодня утром спрашивает Исабелль Соммерфельд, основавшую организацию "Инфо-Беларусь", чем была отмечена деятельность Стефана Эрикссона?
- Он проделал прекрасную работу в своем качестве посла, это я хотела бы отметить прежде всего. Насколько мне известно, у него были хорошие отношения с лидерами оппозиции, и он всегда стоял на стороне либерально-демократических ценностей.
А что означают эти "хорошие отношения с оппозицией"?
- Он был всегда там, просто-напросто, на месте, когда у кого-то были неприятности. Так что он был большой поддержкой для демократического движения. Например, у него был контакт с кандидатом  в президенты от оппозиции в ночь выборов 2010 года, и присутствие Стефана значило чрезвычайно много для тех, кто борется за  демократию и права человека в Беларуси.
Ведущая: Он ведь говорит на белорусском языке в то время, как режим желает, чтобы говорили на русском. Какое это имело значение?
- Я думаю, что это имело очень большое значение, прежде всего для оппозиции, для демократического движения, отвечает Исабель и продолжает: Белорусский язык стал в какой-то мере языком оппозиции. А так не очень-то многие говорят на этом языке. Мы видим, например, что музыканты, поющие на белорусском, не имеют возможности выступать на радио, говорит Исабель и рассказывает эпизод, когда Стефан Эрикссон во время обеда в ресторане сказал, что "в следующий раз я хочу, чтобы вы дали меню на белорусском языке". Так что можно сказать, что он стоял на защите белорусского языка тоже, - говорит Исабель Соммерфельд и подчеркивает, что Эрикссон стоял на стороне либерально-демократических ценностей, которые защищает Швеция. Он был активен в независимых медиа, что не очень-то нравилось режиму, его голос был слышен.
Ведущая отмечает, что Исабель употребляет слово Беларусь/ Belarus, а не Белоруссия /Vitryssland, на что шведская правозащитница говорит, что делает она это из уважения к белоруссам, т.к. слово "Белоруссия" является, по ее словам, "неправильным колониальным переводом с русского" названия страны. "Русь" означает, на самом деле, "страна" или "земля", а не "Россия", сказала Исабель Соммерфельд.
Далее ведущая обращается ко второму собеседнику Стену Рюландеру, который был послом Швеции в Зимбабве с 2006 по 2010 год с вопросом о его размышлениях по поводу отказа Стефану Эрикссону в аккредитации:
- Я знаю, что Стефан работал очень хорошо в очень сложной ситуации. Это совсем непросто - быть послом в стране, политика которой нам не нравится. Гораздо проще быть послом в стране с нормальным развитием и хорошими отношениями с окружающим миром. В противном случае постоянным испытаниям подвергается умение мыслить и выносить суждения, оценки, говорит Стен Рюландер, который считает, что:
- можно заходить довольно далеко, когда речь идет о серьезных преступлениях по отношению к правам человека, о применении пыток, например, тогда важно, чтобы представитель Швеции находился в первых рядах протестующих и высказал осуждение таким явлением, - говорит бывший посол, а ведущая напоминает ему, что во время его дипломатической службы в Зимбабве у Стена Рюландера были контакты с местной оппозицией, которая к тому же сидела в тюрьме.
- У меня были тесные и постоянные контакты с лидером оппозиции, но я поддерживал и диалог с правительством. Соблюдать этот баланс - важная задача, т.к. именно политику данного правительства хотелось бы изменить. Поэтому нужно разговаривать не только с оппозицией, но и с представителями правительства, говорит Стен Рюландер, вспоминая о самом неприятном: шестидневной травле в крупнейшей газете страны, направленной на меня лично и на Швецию в целом. Но это всё можно пережить, поскольку в моем случае я опирался на четко сформулированную шведскую политику в этом вопросе и на поддержку со стороны МИД Швеции, включая министра иностранных дел и министра оказания помощи развивающимся странам. Такая поддержка, я уверен, была и у Стефана в Беларуси, говорит Стен Рюландер.
Как же выглядит это равновесие: поддержка оппозиции, с одной стороны, и попытки не вступать в конфликт с правящим режимом, с другой, спрашивает ведущая.
- На этот вопрос очень трудно ответить однозначно, так как очень многое зависит от конкретной ситуации в определенной стране. Но в целом, могу повторить, что заходить можно довольно далеко, показывая, что Швеция стоит в авангарде борьбы за демократию и права человека. Для меня, например, образцом был Харальд Эдельстам - шведский посол в Чили в период переворота. (Gustaf Harald Edelstam, 1913-1989, спас большое число оппозиционеров после военного переворота в Чили в 1973 году, после чего его стали называть "Раулем Валленбергом 70-х годов". За спасения сотен норвежцев из движения Сопротивления и евреев во время Второй мировой войны его прозвали "Черной гвоздикой"), говорит Стен Рюландер, подчеркивая еще раз необходимость постоянного контакта со своим правительством, чтобы заручиться его поддержкой.

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Har du frågor eller förslag gällande våra webbtjänster?

Kontakta gärna Sveriges Radios supportforum där vi besvarar dina frågor vardagar kl. 9-17.

Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".