Du måste aktivera javascript för att sverigesradio.se ska fungera korrekt och för att kunna lyssna på ljud. Har du problem med vår sajt så finns hjälp på http://kundo.se/org/sverigesradio/
Новости по-русски из Швеции

Злодей или жертва психиатрии?

Publicerat onsdag 22 augusti 2012 kl 17.38
Наркотики были главной мотивацией в признаниях - уверяет Стуре Бергвалль
(11 min)
Пока еще серийный убийца Тумас Квик, вскоре, возможно, невиновно осужденный Стуре Бергвалль. Фото: Yvonne Åsell/Scanpix

 Его осудили за восемь страшнейших убийств, с элементами особой жестокости: сексуального насилия, расчленением тел и каннибализмом, убийств совсем молодых людей или детей - в общей сложности шесть разных судебных инстанций, осудили. Тумас Квик, все рассказал, сам, признал и стал самым зловещим серийным убийцей в шведской криминальной истории. Но четыре года назад, Квик или Стуре Бергвалль, как он ныне себя называет, от своих показаний отказался, и теперь его оправдывают в одной судебной инстанции за другой, в одном деле за другим. Что же это такое происходит, в этой истории, которую называют крупнейшим правовым скандалом в истории Швеции, можно ли во всем этом разобраться, редакция новостей Ekot шведского радио попыталась:

"Я не совершал тех убийств, за которые осуждён. И я не совершал других убийств, в которых признался, в этом все дело" - говорил Стуре Бергвалль, в документальном фильме журналиста Ханнеса Ростама от 2008 года, поставившего с ног на голову эту драматическую историю.

Позднее Ханнес Ростам, ныне покойный, написал книгу о том, как был создан, в глазах юстиции и общества этот самый серийный убийца Тумас Квик. Это история и о том, как убеждённая в своей правоте группа следователей и прокуроров, почти с упорством сектантов, и пользуясь своим мощным авторитетом, упрямо проводила это дело, придерживаясь одной теории следствия и отвергая другие. И история о том, как общество приняло их версию. Наконец, о том, как психически больной человек, находившийся в психиатрической клинике, под воздействием сильных препаратов, начал брать на себя вину и ему поверили: "Предыстория эта такова, рассказывает один из соавторов Ханнеса Ростама, журналист Матиаса Йоранссона - "В возрасте 19 лет Тумас Квик был осуждён в четырёх случаях за весьма серьёзные сексуальные преступления, в 1974 он зарезал ножом человека. То есть, у него были все необходимые, в глазах следствия, предпосылки для потенциального массового убийцы, сексуальная составляющая и способность к насилию. И когда он в 1991 году попадает в психиатрическую клинику Сэтер, происходит ряд совпадений. Возникает некая культура восхищения ужасами, действиями массовых убийц: в кино вышел Американский психопат, бестселлер Молчание ягнят появился, и форма терапии, когда психиаторы уверились, что могут восстанавливать вытесненные памятью события. И все это совпало, когда этот слабый и неуверенный в себе человек, для того чтобы заслужить расположение своего терапевта начинает придумывать истории о своём детстве, а потом и придумывает и совершенные им преступления".

Начал он рассказывать истории буквально за год до того, как уже мог готовиться к выходу на свободу: И сам Тумас Квик так говорит о том, почему себя оговорил, все просто, объясняет он, ему хотелось признания и восхищения, но главное наркотических препаратов выписываемых врачами без ограничений, ну и интеллектуальных бесед: "Я был вне общества, я ограбил банк, утратил семью и друзей. Я принадлежал ментально этой психиатрической клинике в Сэтере. Я долгое время испытывал особую тягу к психоанализу, фантазировал о возможности пойти в анализ, о возможности вести интеллектуальную дискуссию, с интеллектуалом, и такую возможность получил".

Признаваясь в несовершенных преступлениях, Томас Квик пытался заинтересовать психиатров, своей, как ему казалось, серой и незначительной фигурой, но сам он, якобы, прекрасно знал, что ни в чем таком виновен не был, а потом, как бы воспроизводя свои детские травмы, наращивал историю злодеяний, обволакивал её новыми подробностями: "Вот так это тянулось одно за другим, одна история за другой, но наркотики в этом занимали первое место".

Психиатр Анна Дудерман, один из врачей, судебно-медицинских экспертов, нанятых нынешними адвокатами Стуре Бервалля, считает, что признания были связаны с тем, как Тумаса Квика лечили определённым методом, в сочетании с его медикаментацией: "Если ему давали препараты способные вызвать побочные эффекты и абстиненцию в форме галлюцинаций или раздвоения личности, в сочетании с угрызениями совести и ночными кошмарами, и если человека, столь ранимого, подвергают подобной терапии, понятно, что это способствовало его признаниям". "Я изучала медицинские журналы и поняла, что момент начала признаний Тумаса Квика в убийствах, совпал со временем, когда его лишили дневных отпусков - продолжает психиатр Анна Дудерман, - и параллельно ему прописали три очень сильных препарата: Эксанор, Рогипнол и Иммуван, тогда он признался в двух первых убийствах, и это совпало с тем, что именно в этот день 27 февраля, накануне, ему эти лекарства выписали".

Итак, теория нынешних адвокатов Стуре Бергвалля и его самого - все признания были результатом воздействия сильных наркотических лекарств. А вот следствие, как, оказалось, шло с грубейшими нарушениями, когда сначала Квика знакомили с обстоятельствами убийств, а потом он давал показания, ездил на места преступления. И, как правило, там ошибался, но после поправок следователей мог указать и верное место, и время, и тому подобное.

Клас Бёргстрём был адвокатом Тумаса Квика, на тот момент, когда он сознавался в страшных убийствах и был осуждён. На него, во многом, возлагают вину, что невинного не защитил. Бёргстрём был крайне удивлён, когда Квик четыре года назад отказался от всех своих признаний: "Да это стало полной неожиданностью, но теперь, когда он уверяет что невиновен он должен доказать это в правовом аспекте. Что он и делает. Комментировать тут нечего. Когда я был его защитником, этих мыслей у меня не возникало. Я, разумеется, оценивал его рассказы, как адвокат и обязан. Никто ведь осознанно не будет способствовать тому, чтобы невинного осудили". И каково быть одним из главных фигурантов, в таком деле, которое называют крупнейшим скандалом в истории шведской юриспруденции? "Для меня лично, это тяжело, фактически - травма, в течение тридцати лет работы интересы клиентов были на первом месте, как оно и должно быть у адвокатов. А не собственное удобство. И этого принципа я и в этом деле придерживался. Затем, когда Бергвалль отказался от своих признаний, картинка изменилась, но это не означает, что я способствовал тому, что невиновный был осуждён".

Мама Юхана Асплунда, убитого мальчика, которая никогда не верила в то, что убийцей её сына был Тумас Квик, даже когда его признали виновным: "Это было так страшно, невозможно принять, что говорилось в прессе, о том, как Квик ел Юхана, как рубил его на куски. Это была ужаснейшая боль, и страшная ноша".

Прокурор Кристер Ван Дер Кваст, ведшей дело Тумаса Квика, и доведший его до обвинительного приговора, по прежнему защищает правильность того решения и полагает, что люди говорящие о правовом скандале не видят целостной картины произошедшего: Это критика со стороны людей, которые в деле не участвовали и читали разные заключения. Могу сказать, что новое исследование всего дела приветствую и приму критику, если она будет обоснована"- заявил прокурор Ван Дер Кваст в программе Екот.

Как же оценивает мистификатор Тумас Квик, будем называть его условно так, те жуткие страдания, которым он подверг родственников своих якобы жертв, рассказывая кошмарные подробности их убийства родственникам: " Моя ответственность очень велика, с этим мне придётся жить до конца. Но таким я был, когда был Тумасом Квиком, ужасно жестоким человеком, и за это жутко стыдно".

Подводя итог этой беседы в Первой студии Шведского радио, делается вывод, что группа прокуроров и следователей, ведших дело, и ныне предстаёт сплочённым коллективом несмотря уже на несколько оправдательных приговоров. Они говорят, что ситуация была экстраординарной, И это их немного выдаёт, их рьяность. И все приветствуют, хотя и после завершения всех нынешних судебных туров, которые будет продолжаться создание особой аварийной, экспертной комиссии, которая уже должна досконально разобраться в том, что произошло, и где случился прокол.

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Har du frågor eller förslag gällande våra webbtjänster?

Kontakta gärna Sveriges Radios supportforum där vi besvarar dina frågor vardagar kl. 9-17.

Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".