Du måste aktivera javascript för att sverigesradio.se ska fungera korrekt och för att kunna lyssna på ljud. Har du problem med vår sajt så finns hjälp på http://kundo.se/org/sverigesradio/
Новости по-русски из Швеции

Детей и пальцем не тронь!

Publicerat tisdag 9 juli 2013 kl 10.46
Развод по-шведски: с кем останутся дети
(15 min)
Адвокат Никита Лундин Foto: Irina Makridova

Адвокат Никита Лундин рассказывает о типичных случаях, с которыми ему и его коллегам приходится сталкиваться в делах о разводах. Чего чаще всего не знают россияне об отличиях шведского законодательства: нельзя бить детей и даже повышать на них голос. Запрет на применение физических мер воздействия на ребенка был введен в Швеции еще в 1979 году.

Сфера деятельности адвоката Никиты Лундина - это семейное и уголовное право (а также трудовое право и миграционные вопросы, но к этой теме мы вернемся в другой раз).
С какими вопросами чаще всего обращаются русскоязычные клиенты? Чего они, как правило, не знают?
- Чаще всего это касается прав детей в семье. Законодательство сильно отличается между Швецией и Россией. В Швеции у детей при разводе есть право на общение и хорошие контакты с обоими родителями. Это не право родителя на контакт с детьми, как в России, а наоборот: право ребенка на контакт с родителями. Если родители не могут договориться, если один из родителей препятствует контактам детей с другим родителем, то шведский суд может решить в пользу того родителя, которому мешают: то есть, забрать детей у мамы и передать их папе. Или наоборот, если отец не дает матери встречаться с детьми.
Какие у меня, как у русской матери, допустим, должны быть веские аргументы, чтобы убедить суд в необходимости запретить отцу встречаться с детьми?
- Это должны быть какие-то чрезвычайные обстоятельства. Например, что отец нанесет вред детям, что у него они подвергаются опасности. И это не должны быть только одни слова. Эти утверждения надо доказать. И такого практически не бывает. По закону Швеции, при разводе родители должны договориться между собой о том, как дети будут общаться со вторым родителем, с которым они не будут жить постоянно. И только в случае конфликта, когда родители не в состоянии договориться, одна из сторон может обратиться в суд. И если нет серьезных оснований запретить одному из родителей встречаться с детьми, то суд может решить в пользу именно того родителя, которому пытаются помешать, - повторяет Никита Лундин.
То есть, лучше договориться "полюбовно", делаю я вывод.
- Другой вариант, напоминает адвокат: если родители не могут договориться между собой, то ребенка или детей могут забрать социальные службы. Того муниципалитета/коммуны, где семья живет. Мнение социальной службы ("социала", как часто называют эту службу русские иммигранты в Швеции) является очень веским для суда. Суд принимает во внимание суждение социальной службы - кто, по их мнению, является лучшим опекуном (из родителей), лучше соблюдает интересы ребенка или детей. В данном случае: кто из родителей даст возможность детям встречаться со вторым родителем. И во-вторых, кто из родителей сможет обеспечить ребенку лучшую атмосферу для их развития. Где им лучше жить.
Лучше жить в материальном, экономическом отношении?
- Да, и в этом отношении тоже.
Еще одно отличие от российского законодательства, продолжает Никита Лундин, социальные службы могут забрать ребенка у родителей, если есть подозрения, что детей обижают, бьют, и передать их в другую - приёмную - семью, где дети будут защищены. И где они не будут встречаться со своими биологическими родителями. Такое бывает, когда родители, например, пьют. И если это продолжается годами, то и дети будут жить в приемной семье много лет. Тогда может быть принято решение, что возвращение к биологическим родителям может сказаться отрицательно на детях. И они так и вырастут в приемной семье. В такой ситуации социальные службы могут тоже подать в суд и просить, чтобы право опекунства над детьми (можно, наверное, назвать это родительскими правами) отобрали решением суда у биологических родителей и передали приемной семье, где дети прожили уже много лет.

Другие часто встречающиеся случаи - когда детей бьют. В Швеции законом запрещены любые методы физического воздействия на детей. В России, говорит Никита Лундин (а он проработал несколько лет юристом в Санкт-Петербурге), если кто-то шлепнет ребенка по попе на улице - никто не реагирует. А в Швеции очевидцы происходящего сразу позвонят в полицию, детей могут передать в другую семью, а родителя, который позволяет себе такие действия - поднять руку на ребенка - могут сразу посадить в камеру предварительного заключения и открыть уголовное дело. На это в Швеции смотрят очень строго.
Если такое происходило в семье долго - пару месяцев или даже год - то родителю/ям могут дать длительные сроки тюремного заключения.
Какие?
Если избиение детей продолжалось пару лет, то родителей могут посадить в тюрьму на срок 1-1,5 года, отвечает Никита Лундин на мой вопрос.
Проблема раздела имущества при разводе - с этими вопросами тоже часто обращаются, и в этой области тоже есть отличия между российским и шведским законодательствами.
- В России то имущество, которое супруги имели до вступления в брак, не делится после развода. А в Швеции оно будет разделено.
То есть, если я (или будущий муж) не хочет, чтобы личное имущество было разделено в случае развода, то это надо оговорить особо. В брачном контракте или договоре. Например, если у одной из сторон есть дорогая квартира, то надо составить брачный договор. В противном случае, при разводе эта квартира или ее стоимость будет разделена между супругами.
Это касается только официально оформленного брака.
Если же пара жила вместе, не регистрируя своих отношений (то, что по-шведски называется sambo, т.е. сожители или гражданские муж с женой), то при "разводе" делится только то, что они нажили вместе за годы своего сожительства. Но не то, что у них было до того, как они сошлись. При гражданском (не оформленном официально) браке делится только совместное жилье, мебель, утварь и предметы повседневного пользования. Машина, например, или то, что есть на банковских счетах - это не подлежит разделу при "разводе".
А в официальном браке делится пополам всё: и жилье, и дача, и машина, и содержимое банковских счетов. И стоимость фирмы, компании, своего предприятия, - добавляет Никита Лундин и поясняет, что в этом - еще одно отличие шведских законов от российских: Собственная фирма, компания - оценивается и делится между разводящимися супругами.

Интересы детей от предыдущего брака при разводе не учитываются. Их интересы соблюдаются в правах наследования в случае смерти одного из супругов. Тут тоже есть отличия по сравнению с российским законодательством, - продолжает Никита Лундин. В Швеции в первую очередь наследство получат дети (не совместные, а от первого брака), а потом уже вдова.
Когда есть совместные дети, то тогда первой получает право пользоваться наследством вдова. А дети получат право на наследство только после ее смерти. В этом тоже отличие от российских правил. Но все эти проблемы решаемы - можно написать брачный договор, можно составить завещание и всё там обговорить на всякий случай, - подытоживает мой собеседник.

Продолжение беседы Ирины Макридовой с адвокатом Никитой Лундиным/ Nikita Lundin, где мы затронем проблемы бизнеса, уголовного права и миграционных вопросов мы предложим вашему вниманию на следующей неделе.





Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Har du frågor eller förslag gällande våra webbtjänster?

Kontakta gärna Sveriges Radios supportforum där vi besvarar dina frågor vardagar kl. 9-17.

Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".