Du måste aktivera javascript för att sverigesradio.se ska fungera korrekt och för att kunna lyssna på ljud. Har du problem med vår sajt så finns hjälp på http://kundo.se/org/sverigesradio/
Новости по-русски из Швеции

Международная экспедиция в Арктике

Publicerat tisdag 5 augusti 2014 kl 08.33
С борта ледокола Oden: Подводная мерзлота пропускает метан в атмосферу.
(9:01 min)
1 av 3
Шведский ледокол Уден/ Oden в Арктике Foto: 2008/ Thorsten Mauritsen
Foto: Stella Papadopoulou
2 av 3
Foto: Stella Papadopoulou
Эрьян Густафссон, Стокгольм, капитан Маттиас Петтерссон и Игорь Семилетов, Владивосток. Foto: Jorien Vonk
3 av 3
Эрьян Густафссон, Стокгольм, капитан Маттиас Петтерссон и Игорь Семилетов, Владивосток. Foto: Jorien Vonk

На борту шведского ледокола Уден/ Oden в Северном ледовитом океане члены международной экспедиции SWERUS-C3. Ученые шведско-российско-американской программы сотрудничества изучают взаимодействие между исчезающей подводной мерзлотой, потенциальными выбросами метана и климатом. Мы беседуем с Игорем Семилетовым, одним из руководителей экспедиции.

84 исследователя (19 женщин и 65 мужчин) из 14 стран принимают участие в этой междисциплинарной экспедиции. Больше всего участников из Швеции, России, США и Германии. Среди других стран: Канада, Великобритания, Эстония, Греция, Италия, Польша, Португалия, Испания, Швейцария и Нидерланды. Экипаж шведского ледокола - 24 человека. Капитан Маттиас Петтерссон/ Mattias Pettersson (на снимке вместе с двумя руководителями: шведским и российским).

Первый этап экспедиции SWERUS-C3 начался 6 июля, когда ледокол Oden вышел из норвежского порта Тромсё/ Tromsö и направился вдоль российского побережья Северного Ледовитого океана на восток до Аляски, куда он должен подойти в двадцатых числах августа. Там пройдет смена экипажа и состава ученых. Второй этап - обратный путь, который пройдет ближе к Северному полюсу с возвращением в Тромсе 4 октября. Общая продолжительность экспедиции около 100 дней.

Руководителей экспедиции, как подчеркивает по спутниковому телефону с борта ледокола Игорь Семилетов, два: он и шведский профессор биохимии Эрьян Густафссон/ Örjan Gustafsson из Стокгольмского университета. Еще один швед - главный научный сотрудник экспедиции Мартин Якобссон, тоже из Стокгольмского университета, профессор морской геологии и геофизики.

- Экспедиция многоцелевая, но одновная ее цель - это оценка особенностей массированного выброса метана из донных отложений морей восточной части Арктики в водную толщу и атмосферу, поскольку это связано с возможным потенциальным климатическим эффектом этого феномена, - рассказывает Игорь Петрович Семилетов, сотрудник Дальневосточного отделения РАН, заведующий лаборатории геохимии полярных районов Тихоокеанского океанического институа.

- Именно состояние подводной мерзлоты определяет кинетику выбросов метана. То есть, подводная мерзлота работает, как своего рода герметичная "подводная крышка", которая мешает метану подниматься наверх из глубинных донных отложений. Поэтому главная - или одна из главных задач: выявить состояние подводной мерзлоты. Тогда мы поймем - может ли она, эта мерзлота, удерживать и контролировать выбросы метана.
Что касается влияния этих выбросов на климат, то Игорь Семилетов подчеркивает, что речь идет о возможных и потенциальных эффектах. Сценарии могут быть, если угодно, апокалиптическими, с катастрофическими последствиями, но это совсем не обязательно, - говорит ученый.
- Выбросы метана из Восточно-сибирского шельфа (который является самым широким и самым мелководным шельфом мирового океана) в атмосферу превышают средние оценки выбросов всего мирового океана. Это привлекло внимание международного научного сообщества. У нас есть основания предполагать, что такие выбросы могут изменить климат. Это связано с тем, что запасы метана, залегающие под подводной мерзлотой превышают содержание метана в атмосфере во много тысяч раз. И если 3-4 % этого метана попадут в атмосферу в течение 10 лет (10 лет - это время жизни молекулы метана в атмосфере), то концентрация метана там (в атмосфере) возрастет в десятки-сотни раз, и это может привести к быстрому потеплению климата. Связано это с тем, что одна молекула метана, по сравнению с одной молекулой СО2, оказывает парниковый эффект, т.е. эффект потепления в 20-30 раз больший. Такое потепление может значительно превысить те оценки, которые есть на сегодняшний день относительно удвоения содержания двуокиси углерода в атмосфере, а его считают сейчас основным парниковым газом, и его удвоение может привести к потеплению (к концу этого века) на один-два градуса.
Цифры могут быть разными, но все сходятся в том, что парниковый эффект является основной причиной того потепления, которое мы все наблюдаем.
Тут стоит отметить, - говорит Игорь Семилетов, что парниковый эффект - это не только зафиксированное уже потепление, но это и увеличение частоты циклонов, ураганов и других природных катастроф (мощный циклон в Нью-Йорке и его окрестностях, как один из примеров), мягкие зимы, очень жаркое лето, которое могут наблюдать жители Москвы, Санкт-Петербурга, стран Европы - перечисляет он, а я добавлю "тропическую" жару в Швеции и крупнейший за 40 лет лесной пожар в центральной части страны, который не могут потушить уже седьмой день в регионе, где вчера (4 августа 2014 г.) было 34,4 градуса (в Sala), и где тысячи людей приходится эвакуировать подальше от горящих лесов. Но если таков эффект выбросов двуокиси углерода, то последствия выбросов метана могут быть просто катастрофическими?
- Обратите внимание, я всё время говорю "возможные" и "потенциальные" последствия. В нашей совместной статье со шведскими коллегами, на основе результатов прежних экспедиций, мы оценивали выброс - и это очень консервативная оценка, очень - в 18 миллионов тонн в год. Предполагаемые - опять подчеркивает Игорь Семилетов - предполагаемые запасы метана под подводной мерзлотой - гигантские. Выброс даже нескольких процентов метана в атмосферу может привести к описываемым эффектам. Но только при условии, что это произойдет очень быстро. Но это совсем не обязательно. И даже маловероятно. И при условии, что подводная мерзлота исчезнет быстрее, чем предполагалось, - добавляет ученый и поясняет, что раньше регион Арктики вообще не принимался во внимание при расчетах. И заслуга этих экспедиций в том, что они обнаружили выбросы метана именно из Восточно-сибирского шельфа, - говорит он. И наши оценки менялись. В сторону роста. И для более точных оценок нужны продолжающиеся исследования, новые экспедиции.
- Шведский ледокол Oden играет тут определяющую роль, добавляет Игорь Семилетов. На его борту осуществляются несколько шведских проектов. Научные планы строятся на нашей предыдущей - уже 15-летней работе в Восточно-сибирском шельфе. И финансирование, в основном, шведское, и научные планы мы согласовываем, поэтому у экспедиции два руководителя - Эрьян Густафсоон и я.
- Мы изучаем, что собственно происходит. Мы видим, что подводная мерзлота деградирует быстрее, чем предполагалось. И она не настолько стабильна, как раньше считалось. Думали, что мерзлота сплошная сверху донизу, на сотни метров. А мы ее не находим.
То, что можно назвать нашим открытием - это то, что мы показали: мерзлота не стабильна, а пропускает метан, и он может выбрасываться в атмосферу в больших количествах, - добавил Игорь Семилетов.
Интервью записала Ирина Макридова

Har du frågor eller förslag gällande våra webbtjänster?

Kontakta gärna Sveriges Radios supportforum där vi besvarar dina frågor vardagar kl. 9-17.

Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min spellista".