Du måste aktivera javascript för att sverigesradio.se ska fungera korrekt och för att kunna lyssna på ljud. Har du problem med vår sajt så finns hjälp på http://kundo.se/org/sverigesradio/
Новости по-русски из Швеции

Каа Энеберг о "кирунских шведах"

Publicerat fredag 15 februari 2008 kl 14.51
Шведские коммунисты эмигрировали в СССР
Книга Каа Энеберг, о которой идет беседа

Сегодня гость нашей студии - журналист и писатель Каа Энеберг, автор нескольких книг о судьбах шведов, эмигрировавших в Советский Союз в 20-х и 30-х годах прошлого уже века. Что их ожидало там, и как встретили дома, в Швеции тех, кому удалось вернуться. (С Kaa Eneberg беседует Ольга Максе)

 

Каа Энеберг - журналист, которой довелось вписать новую главу в историю Швеции. Недавно она выпустила в свет свою новую книгу, посвященную трагическим судьбам шведских эмигрантов в Карелии.
Книга называется "Шкатулка Кнута и Император Карелии" и имеет подзаголовок " О шведской русской лихорадке".
Эта книга завершила трилогию "Принужденные молчать" и "Дети отрицания", в которых рассказывалось о шведских эмигрантах, ставших жертвами сталинского террора в Советском союзе в 20 годы XX века.

Каа Энеберг посетила Карелию минимум 20 раз, каждую поездку находя все новые джокументы, фотографии и архивные свидетельства.

"Кирунскими шведами"/ Kirunasvenskar называют группу шведских коммунистов, эмигрировавших Советский Союз в 30-х годах. Многие из них были репрессированы или попали в лагеря Гулага, а те немногие, которым удалось вернуться в Швецию в 50-х и 60-х годах - были подвергнуты бойкоту и травле со стороны своих товарищей по коммунистической партии Швеции, которые не могли поверить в их рассказы о сталинском режиме.

Сегодня Каа Энеберг рассказывает о том, с чего началась ее работа в России.

 

- Я была в командировке от газеты Дагенс Нюхетер в Карелии, чтобы посетить детский дом, куда шведы пересылали деньги. Там я встретила русского исследователя по имени Юрий Дмитриев из Петрозаводска. Он собирал имена жертв террора, получив это задание от имени Карельской республики, поскольку он - секретарь комиссии по реабилитации, президент Академии социально-правовой защиты. Его не волновало, какой национальности были люди, информацию о которых он собирал. Когда я просматривала его списки, то обратила внимание, что там встречаются много финских имен. И 13 шведских фамилий. Это было только начало. На самом деле шведов было 12, но один человек фигурировал под псевдонимом.

Я решила заниматься шведами, поскольку, что касается жертв террора среди финнов - их судьбы достаточно хорошо известны. Именно поэтому я стала продолжать поиски.

- Как началась работа над книгой?

- Я вовсе не собиралась писать книгу. Опубликовала в газете Дагенс Нюхетер статью, где рассказала об этих 13 шведских эмигрантах. И начались звонки. Одна женщина из Хапаранды узнала на фотографии своего брата, еще одна женщина из Сёдертелье так волновалась, что даже не могла позвонить сама. Позвонила ее дочь и сказала, что на фотографии - отец ее мамы...

Тогда газета Дагенс Юхетер отправила меня по всей Швеции - собирать свидетельские показания родственников и знакомых. Кто-то не хотел разговаривать, другие - рассказывали всю подноготную.

Многие из них имели сфальсифицированные в Совестком Союзе справки, о том, что, к примеру, ваш отец скончался от инфаркта. Некоторые из тех, с кем я разговаривала, смогли перепроверить факты в Мемориале....

- Как вам вообще работалось в России?

- На этот вопрос я обычно отвечаю, что все зависит от погоды. Иногда все идет замечательно, в другой раз вообще ничего нельзя добиться. Я могу ходить из архива в архив, из партийного архива, в архив НКВД, по министрествам. Там меня называют "мадам" и отказываются принять, потому что, например, на этой неделе они празднуют юбилей со дня создания лагера в Олонце, что в Карелии.

Но все же я научилась любить Россию, научилась любить русских людей...

- Как вы считаете, почему история шведов в Карелии так долго замалчивалсь в Швеции?

- Я точно не могу сказать, но у меня, конечно, есть своя теория. ...

Это момент психологический. Некотрые опасались за себя, другие - боялись навредить товарищам, нельзя недооценивать и последствия истории с Раулем Валенбергом, известным дипломатом... Люди предпочитали молчать. И то, что они верили в коммунизм, но при этом потерпели неудачу, надеясь на светлое будущее, это тоже прибавляло разочарования. Некоторые вообще возвращались из России чуть ли не босиком. И потом нельзя забывать, что в те времена любое негатитвное выссказывание от Совестком Союзе расценивалось как фашистская пропаганда. Так что картина очень сложная. В 1961 году в Лулео один видный коммунист так прямо и заявил, что да, люди в Совестком союзе пропадали, но это значит, что они того заслужили. По 58 статье...

- Но не все же эмигранты были коммунистами. Среди них были и безработные, и крестьяне...

- Да, конечно, не все были членами коммунистической партиии Швеции. Это же касается двух самых больших групп эмирагнтов - в Канаду и США, но - именно коммунистические партии США и Канады решали, кто именно отправится в эмиграцию. Так что именно они просеивали людей.

 

- Это уже третья Ваша книга на эту тему. Будет, возможно, и четвертая, и пятая?

 

- Когда я начинала писать первую книгу на основе своих статей в гагете Дагенс Нюхетер, один очень крупный наш писатель так прямо мне и заявил, что это мой долг - завершить работу над книгой.

Потом мне попали в руки письма, с 1923 по 1928 год, и тогла я решила рассказать всю историю об эмиграции в Карелию.

Эдвард Гюллинг - это главный человек во всей истории, в течение полутора лет он, по заданию Ленина, планировал, как будет проходить эмиграция. Его имя как-то стерлось со временем и в русской истории, и в шведской, и финской. А ведь он был живой иконой в свое время... с 1923 по 1935 год он был очень знаменит.

- Это именно он - император Карелии? Кто его так называл?

- Он был невероятно популярен. В него влюблялись женщины, мужчины видели в нем образец для подражания. Это был образованный человек. Депутат финского парламента, преподаватель университета, по сути своей совершенно буржуазный человек. Но вот он начал интересоваться бытом и жизнью крестьян, хуторян. Примкнул поначалу к социал-демократам. Затем Финляндия обрела независмость под буржуазным правлением, а потом случился февраль 1918 года, финская гражданская война, и он стал красным командиром. Короткое время даже был министром финансов, но когда ситутация для красных ухудшилась, он стал комендатом Выборга, многие финские инллектуалы бежали от войны в Петроград, но я не думаю, что у него была мечта перебраться в Россию. Он ждал амнистии, однако первый президент Финляднии Стольберг объявил амнистию для "красных" крестьян, но не для руководителей восстаний.

И тогда он стал осуществлять план по русификации Карелии, и обсуждал этот план лично с Лениным, получив от него приказ: ехать в Петрозаводск. Вообще планы были грандиозные - не только Карелия, но и северные районы Норвегии и Финляндии должны были стать советскими республиками. В Карелии тогда было много проблем - нищета, разруха, мало русских, много финнов...

 

- Вы объяснили первое название книги. А второе? Что такое шкатулка Кнута?

- Это коробка из под сигар, ей наверное лет сто, и в ней письма 1923-28 годов человека по имени Кнут Андерссон из Карелии домой, где впервые рассказывалось об эмиграции шведов. Он был одним из первых эмигрантов и постоянно писал домой, своей семье. Несмотря на то, что он был рабочим на бумажной мануфактуре, это был очень образованный человек, искренне верящий в идеалы коммунизма. Он писал так же и своей невесте, о существовании которой никто не знал. В этой шкатулке хранились и фотографии. Кнут Андерссон погиб в Ленинграде в 1928 году, якобы попал в бумажный станок. Однако никто точно не знает, как он умер, может его кто-то подтолкнул, может, действительно, это был несчастный случай.

По его письмам хорошо заметно, как он начинал сомневаться в идеях коммунизма. Наверное это началось тогда, когда советские власти ему в течение 5 лет запрещали выезд в Швецию.

На фотоснимках с его похорон видно, что это были большие похороны, однако фотографии отретушированы, и трудно понять, что там правда. Ведь советские манипуляторы не только стирали людей с фотограйий, но и вставляли с других снимков. Одновременно с этим шведская коммунистическая газета опубликовала некролог, из которого следовало, что он не был уже таким "замечательным товарищем"...

- Ваши раскопки в истории карельских шведов, они были первыми, или кто-то до вас пытался разобраться в этих запутанных судьбах?

- Многие люди не хотели рассказывать, в архивах было все очень запутано, бумаги были или не разобраны или ошибочно архивированы...

У нас есть специальное ведомство, которое называется "Форум живая история", которое много лет занимается проблемами холокоста - самого большого преступления Гитлера против человечества, проходившего параллельно сталинскому террору. Сейчас форум основательно подготвился к работе по раскрытию преступлений коммунизма.

Так что я готова поставить точку в своей работе. А судьбы, о которых я рассказала в трех своих книгах, они, конечно, глубоко трагичны, даже у тех, кому удалось вернуться в Швецию. Эти люди заплатили слишком высокую цену за свои авантюры в России...

2008-02-15 Ольга Максе

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Har du frågor eller förslag gällande våra webbtjänster?

Kontakta gärna Sveriges Radios supportforum där vi besvarar dina frågor vardagar kl. 9-17.

Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".