Du måste aktivera javascript för att sverigesradio.se ska fungera korrekt och för att kunna lyssna på ljud. Har du problem med vår sajt så finns hjälp på http://kundo.se/org/sverigesradio/
Новости по-русски из Швеции

История "кирунских шведов"

Publicerat söndag 28 oktober 2001 kl 15.17
Шведы эмигрировали в СССР
Kaa Eneberg, журналист и писатель.

Вы слушаете очередной выпуск программы "Рассказы из шведской истории". Сегодня наше путешествие во времени будет не очень дальним. Печальная история, о которой мы расскажем, началась в 20-х годах минувшего столетия и продолжается до сих пор. И сейчас в Швеции и в России живут люди, на долю которых выпали те великие страдания. Большинство из оставшихся в живых не склонны рассказывать о перенесенном. В Швеции - очень благополучной стране - мало кому история эта известна и интересна, однако стараниями людей - участников сегодняшней передачи - всё же начинает возникать, как на проявляющейся фотографии, изображение, отпечаток времени. Пока совсем зыбкий, но уже жуткий. Однако рассматривать его необходимо.

Сегодняшний наш рассказ - о так называемых кирунских шведах (название это весьма условное), - о шведах, которые отправились в Советский Союз строить самое справедливое в мире государство. Передачу из Стокгольма ведет Сергей Карлов. 

В Советский Союз эмигрировали по зову сердца люди из разных концов Швеции, самые первые - единицы - поехали в 1923-ем году из Стокгольма. Основная же волна пришлась на тридцатые годы - время первых советских пятилеток. И тогда отправлялись в основном из Кируны - шахтерского шведского города, расположенного за полярным кругом, где влияние коммунистических идей было в то время особенно сильным. И в бумагах министерства иностранных дел Швеции называются эти эмигранты кирунскими шведами. Вербовались они для поездки ведущими коммунистами северной шведской губернии Норрботтен, куда входит частью и Кируна. Коммуна Кируна оплачивала их дорогу в Советский Союз.

Заглянув в советскую бездну, они в страхе отшатнулись, и большинству всё же удалось вернуться на родину еще до начала большого террора. Но далеко не всем. Некоторые из попавших в ловушку лежат сейчас в земле в страшном месте, которое называется Сандармох. Мест таких только в Карелии как минимум 16, но Сандармох - единственное из них пока тщательно изученное. В первую очередь благодаря энергии человека, который занимается этой работой более десяти лет. Это Юрий Алексеевич Дмитриев. 
Юрий Алексеевич Дмитриев, исследователь, житель Петрозаводска, был приглашен в Швецию интересующимися историей своей страны людьми, чтобы рассказать здесь эту жуткую правду. Среди многих тысяч людей, расстрелянных в Сандармохе под Медвежегорском, представители 54-х национальностей со всего света. В том числе и шведы.
Так случилось, что правда о шведах, поехавших в Советский Союз, явилась в шведском королевстве неудобной для многих, и вокруг нее был заговор молчания.
Пока в 1999-ом году в газете "Дагенс Нюхетер" не была напечатана серия статей, и на основе этих статей в следующем году - книга под названием "Принуждённые молчать".
Ее автор - известная шведская журналиста Каа Энеберг. 
- Эта книга - первая попытка серьезного исследования этой темы, - говорит Каа Энеберг. - Нет никаких упоминаний об этом ни в шведских книгах по истории, ни в национальной шведской энциклопедии. Реакция очень многих на книгу такая:
"Это правда? Мы ничего об этом не слышали".
Книга "Принуждённые молчать" получила в этом году сразу две премии: приз Союза Журналистов "Золотая лопата", который вручается автору наиболее интересного журналистского расследования.
Другую премию вручил Каа Энеберг Союз адвокатов Швеции за то, что этой книгой она способствовала восстановлению чести простых людей, их реабилитации.
Эти премии не говорят впрочем о том, что работу Энеберг здесь все приняли с благодарностью. Напротив, ей пришлось и приходится выносить множество обвинений и даже проклятий со стороны закаленных шведских коммунистов.
Подозрительность и даже враждебность исходит и от руководства Левой партии Швеции (бывшей коммунистической), а эта парламентская партия, избавившись от компрометирующего названия, является сейчас третьей по популярности в Швеции.
Ситуация очень непростая и портящая известную за рубежом картину доброй демократичной Швеции с ее мягчайшими конфликтами и процветающей справедливостью.
Но давайте начнем по порядку в этой истории, с самого отъезда шведских энтузиастов коммунистической идеи в Советский Союз. Рассказывает Каа Энеберг.
- Шведы вербовались людьми, которых можно было бы назвать агентами Сталина. Сталин посылал для этих целей русских в США и Канаду, а в Швеции прежде всего эту роль выполняли здешние коммунисты. Они несколько раз ездили и в Москву, и в Карелию. По возвращении в Швецию они выступали на собраниях, порой очень больших.
- И это были очень приятные собрания: были песни, пляски, любовь и тому подобное. И там было много чего обещано тем, кто поедет в Советский Союз. А в то время в северной Швеции коммунисты имели большую власть, они часто сидели в руководстве коммун, они организовали так, что деньги налогоплательщиков в коммуне Кируна шли на оплату дорожных расходов отъезжающих в СССР. Коммунистические газеты 30-х годов полны пропаганды о празднике жизни в Советском Союзе.
- А нужно помнить, - продолжает Каа Энеберг, - что газеты эти - "Пламя полярного сияния"/ Norskenflamman и "Сегодня" - были в то время очень читаемы. Не было ведь телевидения, мало у кого было радио. Именно газеты создавали для шведских рабочих картину мира. Согласно этой картине США были декадетским государством, лежащим уже в руинах, а Швеция управлялась фашистским правительством.
- Будущее находилось в Советском Союзе. В каждом номере - фотографии радостных советских людей, которые строят самую большую в мире электростанцию, железную дорогу и что-нибудь еще самое большое в мире. Это время первых советских пятилеток - планов строительства фантастической страны. И поддавшиеся пропаганде шведы ехали туда семьями, продавали все свои вещи и отправлялись: квалифицированные рабочие, многие из них - спортсмены, пламенные души. Это было веселое предприятие, пора надежд и энтузиазма. Коммуна Кируна оплачивала их дорогу вплоть до 1936-го года, когда уже давно было ясно, куда клонится дело.

Сколько же всего людей уехало из Швеции? Можно ли назвать хотя бы приблизительную цифру?

 - Большинство из них вернулось в Швецию. В моей книге, - говорит Каа Энеберг, - я смогла показать, что больше тридцати шведов были казнены. Об этом я прочитала в документах в архиве НКВД. Однако на самом деле их было намного больше. Я написала лишь о том, что не вызывает сомнений и что удалось мне обнаружить. И общее количество уехавших в СССР шведов трудно подсчитать. В книге моей - 4 сотни имен. Но одно имя могло обозначать несколько человек, целую семью. Так что несколько сот человек придется видимо еще прибавить. 
- Однако Левая партия заявляет, что уехавших было меньше двухсот, а некоторые утверждают, что несколько десятков. Поэтому я начала считать, и счет этот может дойти до семисот, а может и до тысячи. Каа Энеберг, автор книги "Принуждённые к молчанию".

Почему же советские власти всё же отпускали шведов обратно?
 - Отпускали их, в отличие от финнов, потому, что шведы, почти все, приехали в СССР со своими паспортами и сохранили их. Немногие утратили паспорта по разным причинам. А иные были так полны энтузиазма, что по приезде в СССР сразу стали советскими гражданами, и у них уже не было никаких шансов. Были такие, которые пытались сразу бежать: переходили границу, пробирались лесами в Финляндию. 
С фотографий, чудом сохранившихся и помещенных в книге Каа Энеберг "Принуждённые к молчанию", на нас смотрят светлые лица: семейные фотографии перед отъездом в Советский Союз, и тяжелые взгляды и фигуры людей, попавших или уже прошедших, оставшись в живых, советскую мясорубку.
Трогательное отцовское письмо дочери из лагеря. Отец знает, что дни его сочтены, и призывает дочурку держать высоко красное знамя, и на рисунке показано - как это делать.
Фотография страшного документа, это предписание. Капитану Госбезопасности Матвееву. "Предлагается осужденных Особой Тройкой УНКВД согласно прилагаемых к сему копий протоколов Тройки за номерами такими-то от 9-го, 10-го и 14-го октября 1937-го года (тройка трудилась всего три дня) - всего в количестве 1116 человек содержащихся в Соловецкой тюрьме РАССТРЕЛЯТЬ. Для этой цели Вам надлежит немедленно выехать..." и так далее. Подпись - начальник Управления НКВД Ленинградской области комиссар госбезопасности 1-го ранга Заковский.
Таких документов в Швеции еще не видывали. Каа Энеберг продолжает свой рассказ. О тех, что возвратились.
- Семья Эрикссон-Калла. Эрнст, полный энтузиазма, поехал с женой и двумя дочерьми в Советский Союз в 1931-ом году. Он был опытным специалистом и работал в Карелии железнодорожным мастером. Перед отъездом изучал русский язык и юриспруденцию. В СССР был обвинен в саботаже, арестован и пропал бесследно.
- После его исчезновения семью его депортировали в лагерь, расположенный в лесу около Белого моря. Жена там погибла, она утонула. Остались две дочери-сироты. Одна, по имени Алис, была осуждена как враг народа за то, что сказала, будто школа в Кируне лучше, чем школа в Ухте. За это 9 лет провела в лагере в Котласе, а затем была выслана ближе к китайской границе, в Читу.
Как ее сестра Астрид выжила - никто не знает, но в 1956-ом году этой Астрид удалось выехать в Швецию. Алис же провела в Советском Союзе на четверть века больше, но в ей тоже посчастливилось добраться до Швеции, произошло это в 1992-ом году.
- Это пример того, какую высокую цену заплатила одна семья за веру отца в Советский Союз.

Почему же те, кто возвращался из СССР, молчали о том, что им довелось испытать? В чем причина многолетнего молчания многих людей, а соответственно и замалчивания в Швеции самого факта этого трагического переселения в справедливейшую страну? 

- Прежде всего, - отвечает на этот вопрос Каа Энеберг, - их заставила молчать компартия Швеции. Перед отъездом им дали понять, что это их долг. Не только желание, радость, но именно долг: участвовать в строительстве первого в мире справедливого государства.
 - Им говорили ясно, немного в шутку, наверное: вернешься назад - повесим. Что-то в этом роде. Неизвестно, сколь это было серьезно. Никого не повесили, конечно, но шведские коммунисты чувствовали себя обманутыми. Сначала некоторые вернувшиеся пытались рассказывать, один даже выпустил книгу и за это был назван фашистом и провокатором. 

- И угрозы были вполне физического свойства. Я знаю нескольких человек, которым угрожали коммунисты физической расправой. И эти люди вынуждены были уезжать в другие места и там уже не высовываться. 
- Была и другая причина, заставлявшая молчать: шведское правительство. Во-первых, оно мало чего делало, чтобы помочь этим людям в Советском Союзе. Мы знаем в связи с делом Валленберга, сколь слабы были шведские послы в СССР. 
- Те, что вернулись оттуда в 1956-ом году при содействии шведского правительства, принуждены были к молчанию правительством, которое давало понять, что если они будут много говорить, то от этого пострадают те шведы, которые еще остались в СССР. И между прочим, шансы вызволить оттуда Рауля Валленберга тоже резко ухудшатся. 
- Теперь мы знаем, - замечает Каа Энеберг, - что это была чистая ложь, ибо тогда не велось никаких переговоров с советской стороной о судьбе Валленберга. 
- Еще одна очень веская причина молчания, по мнению Энеберг, - это стыд. Уезжали торжественно, с красными знаменами, а вернулись тихие и довольные лишь тем, что остались в живых. Им совсем нечем было похвастаться. К тому же по отношению к вернувшимся были подозрения: чем они там занимались? Наверняка нарушили законы той замечательной страны, - думали одни. Наверняка шпионы, прибыли оттуда с заданием, - думали другие. Так что по многим причинам эти люди являлись изгоями общества и вынуждены были молчать.

И последний вопрос: как же реагируют на всё это руководители Левой партии Швеции (бывшей коммунистической) сейчас, когда становятся известными факты? Ведь вина этой партии во всей этой истории очевидна. 
- Старые члены партии звонили и бранились: чем ты занимаешься? Подумай о партии, это старые калоши. А лидер Левой партии Гудрун Шуман сказала, что никигда об этом не слышала. Она и ее заместитель Юхан Лённрут встретились с молодым родственником той женщины - Алис Эрикссон Калла, о которой я рассказала в книжке, но расспрашивали его очень пристрастно.
Я была возмущена их тоном и тенденциозностью. Они обещали всё же разобраться и изучить вопрос.
- Они говорят, что будут изучать, но я не понимаю пока, как они изучают. А нужно это делать очень быстро, пока еще в живых некоторые свидетели.
В заключение рассказа Каа Энеберг просит слушателей Радио Швеция: если кто-то что-то знает о шведах, поехавших в Советский Союз, о тех, кто жили или живут на территории бывшего теперь Советского Союза, об их судьбах, - пускай не сочтут за труд написать на Радио Швеция, любая информация для Каа Энеберг будет очень ценной.
Будет ценной и информация о Юлии Форсе для Юрия Алексеевича Дмитриева. И мне, ведущему этой передачи Сергею Карлову, тоже всё, касающееся так называемых кирунских шведов чрезвычайно интересно.
Письма присылайте по адресу: Радио Швеция, 105 10 Стокгольм, Швеция. Или на адрес в России, откуда письма нам пересылаются. Он такой: 103 051 Москва, Садовая-Самотёчная ул., дом 12/24 кв. 64, для русской редакции Радио Швеция. (Этого адреса больше не существует. Прим. ред. 2014 г.)
На этом мы заканчиваем передачу о шведских романтиках, одержимых коммунистической идеей и искавших ее воплощения в государстве, которое на самом деле было воплощением совершенно иных, чудовищных идей.
До свидания, друзья, до встреч в эфире на волнах Радио Швеция. 2001-10-28

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Har du frågor eller förslag gällande våra webbtjänster?

Kontakta gärna Sveriges Radios supportforum där vi besvarar dina frågor vardagar kl. 9-17.

Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".