Du måste aktivera javascript för att sverigesradio.se ska fungera korrekt och för att kunna lyssna på ljud. Har du problem med vår sajt så finns hjälp på http://kundo.se/org/sverigesradio/
Новости по-русски из Швеции

Операция "Венона" и Швеция

Publicerat onsdag 4 februari 2015 kl 16.06
Швеция в разведоперации Венона
(29 min)
Ольга Максе, русская редакция Радио Швеции
Ольга Максе/ Olga Maxe, автор передачи. Foto: VIktoria Rinkous/ SR

В ходе операции под кодовым наименованием ”Венона”, начавшейся в 1943 году и продолжавшейся почти 40 лет, американские спецслужбы сумели прочесть в общей сложности более трех тысяч шифрованных сообщений, которыми  Москва обменивалась с советскими дипломатическими и торговыми представительствами, а самое главное - со своей резидентурой за рубежом.
Это была сверхсекретная операция, которая стала основным источником сведений о советских разведывательных операциях в США и в Великобритании в XX веке. Для Швеции ее уникальность состоит в том, что Швеция, как страна нейтральная, оказалась единственным государством, которому не только была доверена сверхсекретная информация,  но и само участие в ней.

Только за последние несколько лет, операции «Венона», документы которой были открыты общественности 14 июля 1995 года - по приказу бывшего директора ЦРУ Джона Дейча,-  только в США вышло несколько обширных исторических исследований.  Почему  так велик интерес к этой старой шпионской интриге - Этот вопрос я адресую независимому журналисту и историку из Вашингтона Владимиру Абаринову.

А теперь слово автору книги "Венона, след разведывательной войны", вышедшей в издательстве Historiska Media, доценту истории Научно-политического института  Лундского университета Вильхельму Агрелю.

Что же такое эти так называемые "Стокгольмские телеграммы"?

-Это невероятно интересный исторический материал. Это около 4-х тысяч телеграмм, которыми Лубянка обменивалась со своей разведывательной резидентурой в Стокгольме с 1941 по 1945 год.

- Это была как резидентура государственных тайных служб НКВД - позже НКГБ, так и резидентура Генерального штаба - ГРУ. Это страшно любопытные факты. Каким образом советские разведывательные службы в Стокгольме были построены? Какими источниками пользовались? Какого рода секретная информация собиралась? Что предшествовало  определенным событиям и кем являлись на самом деле некоторые персоны?

Успех шведских криптологов и шифровальщиков, о которых речь впереди,  имел и глубокие исторические корни. Как тут не вспомнить шведского  риксканцлера Акселя Уксеншерна -  с чьим именем связывают историю  создания  первого шведского шифра, включавшего несколько тысяч знаков. Шифрованные письма достаточно скоро стали привычными в дипломатической и торговой почте.  Настолько, что возникла нужда  механизировать труд шифровальщиков. Первая в мире шифровальная машина - шведское, между прочим, изобретение, автором которого является  барон Фредрик Грипеншерна.

Самое интересное, что шифровальная машина  сохранила свой принцип действия чуть ли не на 400 лет, превратившись из металлического валика, с нанесенными на него буквами и знаками - наподобие пишущей машинки, на которой набирается текст, который после прохождения через ряд механизмов выходит на свет Божий в  неузнаваемом виде. Знаменательно, что так называемые криптографические машины изобретены тоже в Швеции - в 1915 году текстильный инженер Арвид Дамм в сотрудничестве с шефом военно-морской школы Улофом Ульденом основал фирму под названием  Криптограф АБ/АО. Специфическая продукция фирмы, понятно, не нашла большого числа покупателей. Но зато уже в 1930-е годы конструктор Борис Хагелин вложил целое состояние в усовершенствование криптографической техники  и попал в десятку - в предвоенном мире его машины раскупались мгновенно: только в США было по лицензии изготовлено 140 тысяч шифровальных аппаратов системы Хагелина. Угадавший конъюнктуру  Борис Хагелин стал мультимиллионером.

В начале войны Германия взяла на вооружение  уникальный прибор фирмы Сименс -  под названием - Гехейм шрейбер - черный лаковый монстр в центнер весом,  на котором кодировались германские секретные материалы, считавшиеся не подлежащими дешифровке, поскольку они передавались так называемым тональным телеграфированием - по пятиканальной системе.

Этот прибор позволял общаться, что называется, в режиме он-лайн - зашифрованный на передатчике текст выходил в уже удобочитаемом виде на телеграфной ленте приемника. Гехеймшрейбер оказался намного надежнее своей предшественницы криптографической машины Энигма, казавшейся тогда пределом совершенства, поскольку ее механизм генерировал для каждого знака текста сообщения уникальную последовательность шифра, имевшего 10 в 26 степени комбинаций замены.

В апреле 1940 года Швеции пришлось уступить требованиям Германии, и предоставить ей свои телеграфные линии, необходимые для связи Германии с оккупированной ею Норвегией. В 1941-м году пришлось сдать и линии, ведущие к северным районам Финляндии.

Впрочем, и в самом Стокгольме немцы беспрепятственно пользовались шведским телеграфом, используя Гехеймшрейберы, не подозревая о том, что еще в 1940 году их криптографические телеграммы успел расшифровать гениальный шведский математик Арне Берлинг из Упсалы - ему на это потребовалось бумага, карандаш и всего две недели математического анализа. Он до конца своей жизни так и не раскрыл секрета, позволившего шведской контрразведке, подключившись тайно к телеграфной линии между Берлином и Осло, полностью получать всю переписку между Германией и Норвегией.  Центр же дешифровки находился в самом центре Стокгольма, неподалеку от нынешнего дома радио, на площади Карлаплан, где с 21 мая 1940 года пятеро студентов Высшей технической школы и пять девушек-секретарш расшифровывали немецкие послания, приходившие со станции прослушивания в Гётеборге телетайпом. Шифровки  печатались на телеграммных лентах и  наклеивались на листы секретных отчетов. В иные дни девушкам приходилось наклеивать до 10 километров ленты...

Шведское активное участие в проекте «Венона» началось в 1959 году. Заказ поступил от британской службы "джи си эйч кью" - Штаб-квартиры правительственной связи, еще со времен войны активно сотрудничавшей со шведским Радиотехническим центром вооруженных сил, коротко говоря - радиоразведкой. Задание было дано лично - с глазу на глаз - генеральному директору службы радиоразведки Густаву Таму. Британский гость - один из высокопоставленных сотрудников  джи си эйч кью сообщил ему о том, что Британия и США нуждаются в максимальном количестве перехваченных шведами советских шифровок, необходимых для реанимации проекта «Венона», полностью захиревшего к 1954 году по причине отсутствия так называемой избыточной информации.  

Там призвал к себе Свена Вэсстрёма, бывшего с 1944 года координатором всех работ по дешифровке, ведущего специалиста по кодам и криптографии. Ему было дано поручение - единолично провести работу по извлечению советских шифровок из архивов радиоразведки, не ставя о том в известность даже начальника архива.

Свен Вэсстрём обнаружил в архивах разведки  материалы проекта "Стелла Поларис", переданных частным образом в 1944 году представителями  финских секретных служб шведам. Ящики - числом 165 штук - были спешно эвакуированы в сентябре 1944 года, в период перемирия Финляндии и СССР. Финны, в случае своего поражения, планировали продолжать разведдеятельность с территории Швеции, и это решение, с точки зрения его политических последствий было, конечно, весьма проблематичным, учитывая сложные отношения Швеции с Советами. 

Перехваченные финскими коллегами советские шифровки славно дополнили  гигантский материал, хранившийся в службе общественного радио- и телеграфного контроля службы безопасности Швеции, прослушивавшей советский радио и телеграфный трафик в здании Советского посольства на Виллагатан. Расшифровать эти послания во время войны так и не удалось. Третий источник, к которому припал Свен Вэсстрём,  был архив Государственного полицейского радиоконтроля. Полки с папками документов радиоперехвата в азбуке Морзе, в здании полиции занимали несколько погонных метров.

В Стокгольм прибыл один из ведущих британских криптологов Вильям Бодсврот, и в одной из тайных квартир, принадлежащих полиции, закипела работа.

- Это сотрудничество было уникальным в том смысле, что Швеция, как страна маленькая и свободная от военных альянсов, получила возможность участия в крайне засекреченной разведывательной операции, и была задействована там долгое время, говорит Агрель.

Это стало основой для того, чтобы в годы холодной войны шведская разведка оказалась в весьма тесном сотрудничестве поначалу с британскими службами, и позже - с американскими.

В проекте «Венона» произошел настоящий прорыв.  Экспертам удалось в 1960 году вскрыть код, использовавшийся разведкой советских военно-морских сил,  а это, в свою очередь,  дало возможность подступиться вплотную к телеграфному обмену между Москвой и ее резидентурами в Нью-Йорке, Сан-Франциско и Лондоне.  Американское агентство национальной безопасности дало шведской  части проекта «Венона»  шифрованное название СКИМ - вероятно - аббревиатура - Стокгольм, комитет информации - Москва.  Шведское сотрудничество с «Веноной» продолжалось более 10 лет. Шведы идентифицировали шифровки, реконструировали шифровальные книги, расшифровывали тексты и вели работу по раскрытию тех, кто стоял за  именами прикрытия - то есть служил на советскую разведку.  А их было немало.  Свен, Клара, Сенатор, Джек... - артисты и политики, финансисты и военные, профсоюзные лидеры и журналисты.  Их истинные имена стали известны, но мало кто из них получил возмездие за своей предательство, говорит Агрель:

-  Это как раз просто. Все дело во времени. Долго расшифровались телеграммы, шло время, пока шведские власти получили какую-то часть удобочитаемых текстов из этих сообщений. Большая часть телеграмм, касающихся разведывательной деятельности НКВД в Швеции, шведские службы безопасности получили впервые лишь в середине 1960-х годов....

- Только в 60-х...

-Да....

- К тому моменту прошло уже 20 лет, и некоторые из советских агентов, упоминавшихся в этих телеграммах, были уже мертвы, другие - слишком стары и, скорее всего, уже не опасны, а третья категория - это те, кто к тому времени был разоблачен.

Кстати, один из тех, кто был уже разоблачен к тому моменту, это  капитан Стиг Веннерстрём, один из главных в Швеции агентов ГРУ времен холодной войны.

Историку Вильхельму Агрелю удалось найти часть переписки между шведскими и британскими участниками проекта «Венона» - в архиве СЭПО, шведской полиции безопасности. Она до сих пор засекречена. Сами же Стокгольмские телеграммы  хранятся в архиве Национальной службы безопасности США и в архиве СЭПО. Расшифровки сделаны по-английски, по-шведски, иногда по-русски...

Кстати, перехваченных советских шифровок могла быть куда больше. Часть материалов финской разведки Стелла Поларис, переданных в 1944 году в Швецию, была переснята на микрофильмы и - продана, в первую очередь японским и французским разведкам. Более 1000 страниц советских шифровок обрели тогда же американских хозяев - кстати, после войны их вернули СССР по личному приказанию президента Рузвельта.

Агрель: Стокгольм имел совершенно особый статус во время войны.

Благодаря тому, что в Европе было совсем немного мест, где могли оперировать разведслужбы всех стран, участвующих в войне. И Стокгольм был именно таким местом.

Швейцария тоже, но - только частично, поскольку там не было советской разведки. А Стокгольм  к тому же был тем более уникальным местом, откуда можно было достичь не только Германии, но и европейских стран, ею оккупированных. Особенным было и то, что в Стокгольме имелись представители не только главных воюющих государств, но и их союзники, а так же посланцы небольших стран, менявших с ходом  войны свои позиции по отношению к воюющим странам и  их союзникам. Все они проводили свою разведывательную деятельность, используя Стокгольм, в качестве основной базы.

Они могли противостоять друг другу и сотрудничать между собой, образуя самый причудливый узор дружбы и вражды. Я думаю, что если обобщить то, что происходило в Стокгольме во время войны, то это можно квалифицировать, как войну разведок. Это был один из фронтов, на которых разыгрывалась вторая мировая война. И, как и на других фронтах, и Германия и ее союзники войну проиграли, а Советский союз выиграл. Но надо отметить, что в противостоянии западных союзников и Советского союза, Советы  эту войну также - выиграли.

- Нет достоверной информации о том, что русские знали о том, что их шифры доступны на западе. Но многое указывает на то, что в НКВД на ранней стадии все же догадывались о продвижении  проекта «Венона»  - через своих агентов в США и в британских  спецслужбах.  Эта информация стала известна благодаря Киму Филби и его помощникам, которые на раннем этапе были информированы о начале проекта Венона.

В нейтральной Швеции?

- Это очень спорный вопрос в самой Швеции, на который вряд ли найдется однозначный ответ. Шведская политика во время войны основывалась на прагматичном  следовании за теми, кто в данный момент был сильнее. Таким образом, стране удавалось не быть втянутой в открытые военные действия. В войне разведок, проходившей в Стокгольме, был и весьма опасный момент - в любую минуту Швеция рисковала все же быть втянутой в  большую драку.  Именно поэтому шведские секретные службы пытались различными способами мешать разведывательной деятельности воюющих держав.

Хотя были и перегибы. В начале войны шведские спецслужбы не особенно препятствовали деятельности германских разведчиков, но были  активно против советских и даже британских. Когда война изменила свой ход, западные спецслужбы получили большое пространство для своей деятельности  в Стокгольме.

Можно сказать, что Швеция не имела твердой политики нейтралитета, а напротив - вела очень гибкую политику нейтралитета, которая  направлялась на то, чтобы уменьшить риск втягивания в военные действия.

Кроме того, шведское правительство не имело никакого представления о том, каким образом избежать того, чтобы не попасть в новую, третью мировую  войну, и это стало причиной строительства  секретных отношений с другими западными державами,  с тем, чтобы получить тем самым страховку от развязывания новой войны.

Какое же значение имели телеграммы «Веноны» для Швеции? Трудно сказать, поскольку о его существовании знали крайне малое число людей, и результаты проекта едва ли могли оказать влияние на шведские суждения.

Это могло лишь способствовать тому, что  подозрительность и недоверие к Советскому союзу только бы  усугубились, имея в виду те методы, что употребляли Советы по отношению к Швеции.

Об участии Швеции в атомном шпионаже.

- Нет информации о том, что русские знали, что их шифры доступны на западе. Но многое указывает на то, что в НКВД на ранней стадии все же догадывались о продвижении  проекта Венона  - через своих агентов в США и в британских  спецслужбах.  Эта информация стала известна благодаря Киму Филби и его помощникам, которые на раннем этапе были информированы о начале проекта Венона.

Наоборот,  развитие ядерного оружия привело к тому, что Швеция сама начала размышлять о подготовке собственного национального атомного проекта. В Стокгольмских телеграммах интересно и то, что они доказывают, что советские разведывательные службы очень рано обратили  внимание на шведские размышления по поводу создания ядерного оружия и очень рано получили возможность доступа к материалу, собиравшемуся основными агентами в этой отрасли.

- Участие Швеции в проекте "Венона" было настолько засекреченным, что его результаты получал лишь премьер-министр лично, и может еще несколько высокопоставленных лиц, имеющих право на принятие политических решений. Роль Швеции в проекте «Венона» стала известна лишь в середине 90х годов, одновременно с этим были разоблачены и факты сотрудничества Швеции с западными странами в годы холодной войны, - так что в общей исторической картине это событие, увы, не стало сенсацией...

Радио Швеция благодарит за участие в этой передаче  доцента истории Лундского университета Вильхельма Агреля и американского историка и независимого журналиста Владимира Абаринова.

Я, автор и ведущая этой программы, Ольга Максе, с вами прощаюсь, дорогие радиослушатели.

До свидания, всего вам самого доброго!
2004-02-27


Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Har du frågor eller förslag gällande våra webbtjänster?

Kontakta gärna Sveriges Radios supportforum där vi besvarar dina frågor vardagar kl. 9-17.

Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min Lista".