Du måste aktivera javascript för att sverigesradio.se ska fungera korrekt och för att kunna lyssna på ljud. Har du problem med vår sajt så finns hjälp på http://kundo.se/org/sverigesradio/
Новости по-русски из Швеции
Нобелевские премии

Фредрик Вадстрём о Нобелевских премиях русским литераторам

Publicerat fredag 4 december 2015 kl 09.22
Нобелевским премиям русских литераторов мало радуются
(17 min)
Шведский корреспондент в Москве
Корреспондент Шведского радио Фредрик Вадстрём/Fredrik Wadström Foto: SR

В связи с присуждением Нобелевской премии по литературе 2015 года Светлане Алексиевич и возникшими по этому поводу дебатами, возникает мысль, что ни в СССР, ни теперь в России не особенно радуются присуждению премии своим литераторам? Каждый раз нобелиат сталкивается с критикой, прежде всего, дома, на родине.

По мнению Фредрика Вадстрёма/ Fredrik Wadström, журналиста Шведского радио, редакции культурных программ, связано это с НЕприсуждением Нобелевской премии Льву Толстому.

Такой вывод шведский журналист делает на основе анализа материалов, которые стали доступны широкой публике в связи со 100-летием первого вручения Нобелевских премий в 2001 году. Тогда были опубликованы - по каждому десятилетию отдельно - документы по каждой премии и ее лауреатам. (Напомним, что протоколы заседаний Нобелевских комитетов остаются засекреченными в течение 50 лет).
- Если смотреть на русскоязычных или русских лауреатов по литературе, то тогда и можно проследить своего рода "обиду" на то, что Льву Толстому так никогда и не дали Нобелевской премии в начале XX века, - говорит Фредрик Вадстрём и поясняет, почему это произошло (слушайте в подкасте).
- Когда в 1933 году премию присудили Ивану Бунину, то это было воспринято, как "наконец-то", дали премию русскому писателю, да еще и прозаику, пишущему в стиле Толстого. Но - эмигранту! Так что конфликт был и тогда. Хотя и небольшой, - говорит Фредрик Вадстрём, цитируя, впрочем, из советских газет тех лет слова об "империалистическом заговоре", как объяснении того, почему премию дали именно Бунину.

- Самым известным и самым, наверное, печальным является присуждение Нобелевской премии в 1958 году Борису Пастернаку. Сначала он очень радовался, а после жесткой кампании против него, отказался от премии вообще, не поехал в Стокгольм, а через полтора года умер. Это была очень тяжелая история, - говорит Фредрик, предполагая, что конфликт возник из-за того, что премию Пастернаку дали именно за роман "Доктор Живаго". Конечно, и потому, что он - великий поэт, но если бы не было этого романа, то, может быть, Нобелевскую премию ему не присудили бы. А именно этот роман и был "чувствителен" для советской власти. К тому же, издан он был за рубежом, а не в Советском Союзе.
- Этот конфликт длился несколько лет и, я думаю, что он повлиял и на дальнейшее восприятие нобелевских премий - Шолохова, Солженицына и других, - предполагает Фредрик Вадстрём.

- Когда М.Шолохов получил премию в 1965 году, то это порадовало Москву, Кремль. Как признание того, что, вот, мол, есть у нас писатели, не эмигранты и не те, кто критикуют советскую систему. Но и в этом случае не обошлось без проблем: Шолохов был очень влиятельным человеком в Союзе писателей и участвовал в репрессиях по отношению к другим писателям. Была критика в его адрес за это.
- Другая проблема - авторства. Кто в действительности был автором "Тихого Дона"? Время от времени возникают новые версии, но этот вопрос не решен до сих пор.

- Тут есть еще одна проблема, когда мы говорим о Шведской академии и их выборе лауреатов. Обычно Нобелевская премия по литературе присуждается за все произведения литератора. А вот в отношении Шолохова было отчетливо указано, что премия только за "Тихий Дон". Я думаю, что это впервые в истории премий Академия так откровенно и публично объявила, что мы наградили только одно произведение этого автора. Это немножко странно. Всё равно, что объявить: Мы не очень уважаем его другие произведения. Любопытный пример.

Интересно то, что во времена СССР всегда были конфликты и споры. И, конечно, в случае с Солженицыным это было ожидаемо. Даже сама Шведская академия пыталась понять - какие именно конфликты могут возникнуть. Они даже советовались с шведским посольством в Москве: Какие у лауреата могут возникнуть проблемы, трудно ли ему будет приехать в Стокгольм, чтобы получить премию из рук короля - что будет? - говорит Фредрик Вадстрём. Конечно, разразился страшный скандал. К тому времени Солженицына уже исключили из Союза писателей, а тут Шведская академия в 1970 году присуждает ему премию. И он не поехал за ней в Стокгольм, потому что боялся, что его не впустят обратно в СССР. Впрочем, его выслали из Союза все равно через 4 года, и тогда он, наконец, приехал в Стокгольм.
С тех пор Шведская академия, наверное, боялась даже смотреть в сторону русскоязычных литераторов, - улыбается Фредрик Вадстрем. Но тогда это был очень активный период: за 12 лет - три русских лауреата Нобелевской премии. Это довольно много.

- Потом прошло 17 лет. Настало время гласности и перестройки. Шведская академия в 1987 году выбрала Йосифа Бродского. Хотя он уже 15 лет не жил в Советском Союзе, он жил в Америке и был гражданином США. И даже писал уже и на английском языке.
Тогда начались переговоры между Москвой и Вашингтоном. Так совпало, хотя Шведская академия всегда говорит, что она вне политики. Но иногда все равно получается довольно символично, - говорит Фредрик Вадстрём.

Может быть, мы узнаем о том, какие шли дискуссии в Нобелевском комитете Шведской академии, когда откроются архивы, - предполагаю я. А Фредрик Вадстрём отвечает, что обычно, когда рассекречивают (через 50 лет) архивы Шведской академии, то выясняется, что тот или иной лауреат уже не один год был в списках кандидатов:

- Может быть, Бродский был кандидатом на Нобелевскую премию уже до перестройки, - предполагает Фредрик. Случай с Бродским интересен еще и потому, что он был одним из самых молодых лауреатов. Ему было всего 47 лет и это очень рано в истории Нобелевских премий. Чаще критикуют за то, что Нобелевские премии дают слишком поздно, что лауреаты уже состарились или "устарели". Или стали такими успешными и богатыми, что им не нужны эти 9 миллионов шведских крон. Случай с Бродским: поэт, еще нет и пятидесяти лет... Я думаю, что его премия имела большое значение.

Конфликт возник всё равно, хотя Бродский уже давно жил в США. Шведскую академию обвиняли в том, что это был "политизированный выбор", - говорит Фредрик Вадстрём и рассказывает смешную историю в связи с объявлением имени лауреата. Американцы, присутствовавшие в Москве при подготовке переговоров министров иностранных дел США и СССР) вообще не знали, кто такой Бродский, их гражданин, ставший лауреатом Нобелевской премии. (Подробнее слушайте в подкасте).
Но все-таки, эти споры или конфликты были более мелкими, если сравнивать с Пастернаком или Солженицыным.

И вот - Светлана Алексиевич. 2015 год.
- Да, печально видеть, что подобные дебаты возникают опять, - говорит Фредрик Вадстрём. Как будто повторяется история с Буниным. Есть параллели даже с Пастернаком. Пока это не так жестко. Никто не вынуждает её отказаться от поездки в Стокгольм, чтобы получить эту премию. Но ситуация неприятная. И аргументы очень похожи. Это самое интересное. Что они повторяются. "Империалистский заговор", если вспоминать эпоху Бунина. Такие вещи встречаются сегодня. В блогах, в социальных сетях, может быть даже в официальных СМИ. Будет очень интересно проследить через некоторое время - уйдут ли такие комментарии. Потому что свежая реакция - это одно, а вот что останется в истории, вот это будет интересно узнать. О Бродском, например, сейчас уже не спорят. Эти дебаты исчезли. Остались кое-какие эмоции, когда мы говорим о Пастернаке, Солженицыне или Шолохове. Посмотрим через несколько лет на отзвуки дебатов по поводу Светланы Алексиевич. Может быть, будут больше гордиться. И сейчас многие гордятся. Не надо думать, что это мнение всего населения Беларуси или России, или официальные реакции. Там есть и то, и другое.
Как всегда, происходят какие-то внутренние конфликты в обществе, где борются разные стороны, разные мнения. Борются за интерпретацию того, что является важным или достойным в этой сфере, - говорит Фредрик. 

То есть, на вопрос, поставленный в самом начале, ответ получается положительный? Нет, не радуются в России нобелевским премиям своих литераторов?
- Во всяком случае, недостаточно радуются, - подтверждает Фредрик и добавляет, что он читал где-то, что и в Москве в каких-то медиа задавался вопрос: А когда Светлана Алексиевич приедет в Москву? Чтобы встретиться с читателями и почитателями, побеседовать о своем творчестве. То есть, есть слой общества, в котором ее ждут и уважают. А в Белоруссии было интересно в первый день, когда объявили, что она - лауреат Нобелевской премии. У нее была пресс-конференция в Минске. Это было почти в подвальном помещении оппозиционной газеты, очень маленьком, тесном и скромном помещении. Эта картина много говорит о том, что это за общество, - размышляет Фредрик Вадстрём.
Из шести русских лауреатов по литературе Светлана Алексиевич стала первой женщиной.

С Фредриком Вадстрёмом беседовала Ирина Макридова

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Har du frågor eller förslag gällande våra webbtjänster?

Kontakta gärna Sveriges Radios supportforum där vi besvarar dina frågor vardagar kl. 9-17.

Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".