Du måste aktivera javascript för att sverigesradio.se ska fungera korrekt och för att kunna lyssna på ljud. Har du problem med vår sajt så finns hjälp på http://kundo.se/org/sverigesradio/
Новости по-русски из Швеции

Шведская версия русских картин

Publicerat torsdag 29 juni 2006 kl 14.19
Goran Christenson
Goran Christenson. Foto: Irina Makridova

Директор художественного музея Мальме, Йоран Кристенсон (Göran Christenson)

Судьба ”застрявших” после Балтийской выставки 1914 года работах русских художников. Имеет ли Россия юридические основания требовать картины обратно? Нет, - отвечают власти города Мальме-владельца музея, не имеет, поскольку Россия, как государство, в выставке не участвовала. На картины могут претендовать только авторы-художники, либо их законные наследники.

Этой истории почти сто лет, но она всплывает, время от времени, и не всегда понятно почему: раньше почти каждый новый советский посол - заново - интересовался, посещал художественный музей южного шведского города Мальме, потом вроде как всё забывается, чтобы всплыть снова. Но вдруг - в газете Свенска Дагбладет - появляется коротенькая заметка, что Русский музей поручил одному отдельно взятому шведу, не художнику и не искусствоведу, представлять интересы музея и выяснить судьбу картин. Захотелось и нам, в очередной раз, попытаться прояснить хотя бы некоторые страницы этой запутанной истории. Действительно ли шведский музей прячет русские картины от всех, в том числе и от посетителей? Действительно ли многие картины просто пропали или были проданы неизвестно кому и неизвестно когда? Стоит еще раз напомнить: о каких картинах идет речь, и попытаться прояснить их судьбу. Для этого - мы встретились с директором музея в Мальме Йораном Кристенсоном. Он излагает свою - шведскую - версию этой старой, но далекой от завершения истории.

Ни то ни другое неверно. Речь идет о коллекции работ русских художников, которые застряли в Швеции после Балтийской выставки 1914 года. Как же попали эти картины в Швецию?

в 1914 в Мальме планировалась крупная торгово-промышленная выставка. Такие выставки проводились более или менее регулярно во второй половине 19 века, в эпоху индустриализации. И эта выставка тоже планировалась, в первую очередь, как торговая, но вкупе с культурными мероприятиями. Выставка была Балтийской, а в понятие "Балтики", то есть стран, примыкающих к Балтийскому морю, по тем временам входили: Германия, Швеция, Россия и Дания. Ни Польши, ни Латвии, например, тогда не было - они, как самостоятельные государства, возникли уже после подписания Версальского мира. Финляндия тоже была Великим Княжеством Российским. И если посмотреть на карту, то станет ясно, что именно город Мальме, а не, например, Стокгольм - оказывается в самом - географическом - центре тогдашнего региона Балтики. Организаторами выставки со стороны Швеции были так называемые "деловые круги" города Мальме. Им удалось привлечь и короля Густава 5-го, добиться согласия шведского МИДа, с помощью которого были разосланы приглашения - более 2000 - в Германии, Дании и России. Только Дания подхватила идею сразу. В Германии предложение было принято весьма прохладно, но потом все-таки согласие было получено.

В мире проходило так много разного рода выставок, в которых Россия участвовала, что вкладывать силы и средства в Швецию, да еще и в регион Мальме, Россия сочла нецелесообразным.

По сравнению в Парижем или Берлином - Мальме посчитали слишком незначительным городом?

Да, и это было вполне реалистичным мнением, подтверждает, ничуть не обидевшись за свой город Йоран. Мальме и сейчас - третий по величине город Швеции - насчитывает немногим более 270 000 жителей (как Сумгаит, например, третий город Азербайджана или российский город Братск), а в 1914 году население только превысило 50 тысяч жителей. (примерно, как Ялта в Крыму)

В общем, после отказа России рухнула вся задумка Балтийской выставки, поскольку остались только Германия, Швеция и Дания. Спасти положение пытался даже шведский король Густав 5-й, обратившийся к царю - ничего не помогло. Шведы нашли выход, обратившись к Торговой Палате в Санкт-Петербурге, чтобы привлечь российские предприятия на выставку. пленка без голоса Карлова: Таким образом, она стала, по выражениею Йорана "полуофициальной". И к экспонатам торгово-промышленным хотели по-прежнему добавить выставку художественную. Главным ее "комиссаром" - так это называется по-шведски, стал Оскар Бьерк - сам известный шведский художник. С российской стороны - директор Третьяковской галереи в Москве - Игорь Грабарь. Первоначально шведы собирались выставлять работы только живущих художников, потом расширили понятие до "современных", чтобы туда мог попасти и, напримепр, Владимир Серов, умерший в 1911 году. Оскар Бьерк приехал в Москву, Игорь Грабарь помог ему уточнить список художников, к которым стоило обратиться, связал шведа и с коллекционерами. Съездил Бьерк и в Санкт-Петербург, где был доброжелательно принят Николаем Рерихом, а Александр Головин - принципиально никогда не принимавший участие в выставках - сам передал ему свои работы. Благодаря личным связям Бьерку удалось собрать прекрасное собрание: 93 картины 19-ти русских художников: 6 залов были заполнены - никогда еще столько русского искусства не выставлялось за пределами России! Но не будем увлекаться анализом содержания выставки, хотя очень хочется, поскольку в шведских газетах о ней писали много и разное. Пока подчеркнем лишь аргумент шведской стороны:

- хотя выставка была Торгово-Промышленной, то, что привлекло наибольшее внимание уже в период выставки - это был отдел искусства, говорит Йоран, и именно русского искусства.

Почему мы вновь возвращаемся к началу истории об организации выставки, о том, что российское государство не пожелало принять в ней участие, что она была полуофициальной и в основе лежала частная инициатива - потому что потом, после революции, когда пришло время возвращать работу, что в бОльшей части, кстати, и было сделано, отмечает Йоран - это требование 20-го года:

И тогда городские власти Мальме - а это они-владельцы музея - ответили: "поскольку Россия, как государство, не принимала - официально - участия в Балтийской выставке, то оставшиеся в Мальме картины не могут считаться государственной собственностью." Это было в 1920 году.

"А в 1923 году приезжает Игорь Грабарь и забирает бОльшую часть работ, которые находились тут в запасниках из-за Первой Мировой войны и революции, и вывозит картины на официальную выставку в Нью-Йорк."

Но - музей Мальме выдвинул тогда особые требования:

" бОльшая часть Балтийской выставки - картин в ней участвовавших - была выдана в 1923 году. "

Кроме того, город Мальме купил у художников ряд работ, которые остались в фондах музея.

"Кандинский и Явленский предложили городу Мальме - купить их работы. И купить дешево. Оба они собирались в Германию, которая только только начинала восстанавливаться после Первой Мировой войны. Царил хаос и перевозка картин стоила довольно дорого. Вот они и нашли выход: купите наши работы себе и нам не надо будет их забирать, перевозить и платить страховку из собственного кармана."

Теперь, конечно, можно кусать локти, можно восклицать "какой ужас!"какие неучи! - но это теперь мы такие грамотные - знаем подлинную цену этим работам и их авторам. Но некоторые работы все же были куплены и вот - пожалуйста, все квитанции о выплате денег - кому и сколько, все это тоже есть, - предъявляет документацию господин Кристенсон. Были и такие авторы, с которыми не удалось установить контакт, кто так никогда и не ответил на письма от дирекции музея. В начале 20-х годом и сами авторы картин, возможно, не считали свои работы столь ценными - в денежном выражении - чтоб настаивать на их возвращении. Как бы там ни было, подводит итог Йоран: Последняя работа была возвращена в 1948 году. После Второй уже Мировой войны.

Таким образом, советское государство стало законным владельцем работ Петрова-Водкина и тогда-то из музея шведского города Мальме нынешняя краса и гордость Третьяковской галереи "Купание красного коня" - вернулось в Москву.

А до 48-го года Купание красного коня висело здесь, у нас - не без гордости говорит директор.

Она по праву принадлежит музею, хотя и не висит в экспозиции. Висит только одна работа, вторая - в виде репродукции украшает буклет музея - остальные хранятся в фондах, запасниках - в ожидании строительства нового здания музея, специально приспособленного для демонстрации художественных полотен. Та часть средневековой крепости, где сейчас висят картины - мала, там нет больше места. А переоборудовать крепость - намного затратнее, чем построить современного здание, нашпигованное устройствами для поддержания постоянной температуры, влажности и так далее. Но вернемся к истории русской коллекции в Мальме. Со временем, она стала обрастать легендами и мифами. Один из наиболее часто повторяющихся - это история о том, что перед приходом очередного советского посла в музей, вахтеру давали указание припрятать русские картины.

"Я попытался реконструировать Балтийскую выставку - собрать весь русский материал, и всё возможное из Германии, Финляндии и Дании." Балтийская выставка в миниатюре, в сокращенном варианте, состояласьэто лет 15 назад. В 1989 году вышла в свет книга: Балтийская выставка. Мальме 1914-й. Сборник статей, две из которых - Йорана Кристенсона - посвящены именно русскому отделу. Его истории. Истории, которая далека от завершения - показывает мне Йоран копию договора, подписанного между музеем Мальме и Русским музеем. Речь шла об обмене выставками: Русские картины из Мальме должны были приехать в Ленинград, а из Ленинграда в Мальме Русский музей обещал прислать свою экспозицию. В договоре пункты о гарантиях сохранности и своевременном возврате, о доставке, таможне и пожарной безопасности, об издании каталогов и прочих деталях. Последний абзац: Конкретные сроки проведения выставок - обсудить летом 1992-года и подписи: от государственного Русского музея - заместитель директора по научной работе Евгения Николаевна Петрова. Август 1991-го года. А потом - распад Советского Союза и снова стало уже не до выставок, и не до картин. Как и тогда - в 1914-м году. Но история эта, наверняка, будет иметь продолжение...

Ирина Макридова, 2006-06-29

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Har du frågor eller förslag gällande våra webbtjänster?

Kontakta gärna Sveriges Radios supportforum där vi besvarar dina frågor vardagar kl. 9-17.

Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min Lista".