Стена

Падение Берлинской стены - взгляд из Швеции

40 лет простояла Берлинская стена и пала 20 лет тому назад - 9 ноября 1989 года. Совсем не это событие явилось окончанием "холодной войны" и вовсе не оно прекратило существование так называемого соцлагеря, - напомним, что лишь 1 июля 1991 года произошел официальный роспуск Варшавского Договора. Однако именно день падения этого физического олицетворения существования двух разных миров стал символом краха коммунизма.

Немецкий дипломат Эрих Ветцл (Erich Wetzl) в то время служил в должности посла Германской Демократической Республики в Швеции. Эрих Ветцл подчеркивает, что отношения между ГДР и Швецией в 80 годы прошлого века были вполне дружескими. И не только в политике. Для Восточной Германии Швеция была третьим по значимости и величине торговым партнером. Что же касается связей на уровне правительств, то и они были вполне открытыми. Шведы в принипе были недовольны ситуацией вокруг Берлинской стены, в том смысле, как пресекались попытки побегов в Западный Берлин - и через стену, и на границе. "Шведские социал-демократы в большей или меньшей степени дали нам понять, что ГДР нуждается в реформах, примерно таких как в Швеции", - вспоминает бывший посол ГДР в Швеции Erich Wetzl.

Как же выглядело это историческое событие в шведских глазах? Что оно означало для шведской политики безопасности, основанной на нейтралитете и неприсоединении к военным блокам? Традиционный нейтралитет был не только политическим, но и моральным понятием для шведcких граждан, следящих за событиями в Германии более с тревогой, нежели чем с радостью или эйфорией.

Бу Хульт (Bo Huldt), профессор Высшей школы обороны Швеции, рассказывает о том, что это было крайне интересное время, когда пала Берлинская стена. По его словам, удержание политики нейтралитета было главной целью в годы Второй мировой войны, но со временем нейтралитет превратился в своего рода религию с очень сильной моральной составляющей. Держать нейтралитет между двумя силовыми полюсами, не склоняясь ни к одному из них, - в этом была своя особая красивая поза. Иными словами, нейтралитет стал частью шведской национальной индивидуальности. "Я считаю, что политика нейтралитета была для Швеции полезной, это было простое и логическое решение той ситуации, в которой оказалась страна после конца войны. Наибольшая польза была в том, что мы устояли там, где мы стоим, особенно в первой фазе холодной войны. Мы способствовали разрядке и снижению напряженности в северной Европе. И самое главное, что мы стали своего рода стабилизирующим фактором, что заслуживает высшей оценки в политике", - считает профессор Высшей школы обороны Бу Хульт.

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".