Шведское здравоохранение

Пациент сам принимает решение

Эвтаназия, то есть, умышленное ускорение смерти или умерщвление неизлечимо больного с целью пре­кращения его страданий, по-прежнему запрещены в Швеции законом. А вот вопрос: продолжать или прекратить активные медицинские меры по поддержанию жиз­ни - может решить сам пациент. При условии, что он психически здоров, то есть юридически дееспособен, понимает во всей полноте информацию врачей и осознает последствия своего решения.

Собственно говоря, и это для шведов тоже не новость. И сейчас никто не заставляет пациента согласиться на какое-то лечение. Даже убеждать никто не станет. Вам изложат, по-возможности, все известные факты, результаты анализов, но только вы сами, как пациент, можете принять решение: делать, например, операцию или нет, проходить какое-то обследование или нет. Даже детям родители могут отказаться делать прививки. То есть, согласиться или отказаться от медицинских услуг - это право пациента.

Теперь нам напоминают, что это право действует и в ситуации, когда человек полностью парализован, например, когда нет надежды на излечение, и далеко не каждый готов согласиться на "растительное существование". Тогда - или заранее - можно попросить медиков прекратить искусственные меры поддержания жизни.

Стоит, пожалуй, еще раз подчеркнуть, что основой для принятия решения отключить реанимационную аппаратуру, является именно свободное и осознанное волеизъявление пациента. Только на этом основании врач может прекратить "бесполезное" с точки зрения самого больного поддержание жизни. 

Множество комментаторов на сайте новостной редакции Экот Шведского радио соглашаются, что это ужасная перспектива - лежать годы и десятилетия прикованным к больничной койке и респиратору, что этот шаг укрепляет права пациента, право на собственную жизнь и право на собственную смерть. Но всё-таки именно врач делает последний шаг и отключает респиратор.... Видимо, поэтому, именно врачи отнеслись к уточнению Управления по социальной защите населения с некоторым скепсисом. Полагая, что прекратить медицинские меры по поддержанию жизни пациента, даже по его собственной просьбе, слишком близко к "пассивной эвтаназии", то есть граничащим с запрещенной в Швеции активной эвтаназией. Например, главврач стокгольмского хосписа Улла Сахриссон, повседневно имеющая дело с умирающими от рака больными.

Материал Ирины Макридовой

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Du hittar dina sparade ljud i menyn under Min lista