Du måste aktivera javascript för att sverigesradio.se ska fungera korrekt och för att kunna lyssna på ljud. Har du problem med vår sajt så finns hjälp på https://kundo.se/org/sverigesradio/
Новости по-русски из Швеции

II Бергмановский фестиваль отыграли. Будет ли третий?

Publicerat onsdag 13 juni 2012 kl 10.57
Зарубежные гастроли.
(8:23 min)
Королевский драматический театр, "Драматен", где работал Ингмар Бергман. Foto: Scanpix

Шведский режиссер Ингмар Бергман, создатель "Земляничной поляны", "Седьмой печати", "Фанни и Александра" скончался 30 июля 2007 года. Пять лет назад. В стокгольмском Королевском драматическом театре, "Драматене", где Бергман 40 лет ставил спектакли, многие из которых стали классикой шведского театра, память режиссера решили увековечить созданием международного театрального фестиваля его имени, Бергмановского фестиваля.

  Одним ударом двух зайцев: и памятник нерукотворный и международный театральный фестиваль, которого в Швеции давно не хватает.

     Первый Бергмановский фестиваль состоялся в 2009 году и привлек 4700 зрителей. 3 года понадобилось организаторам, чтобы собраться с духом, и вот на второй пришли уже 7000.  "Драматен" сообщил, что на каждом спектакле зал был заполнен на три четверти.  "Международный  фестиваль сценического искусства это своего рода дерзкая  творческая инъекция, которая именно сейчас так нужна шведскому театру и его публике", писала центральная газета "Свенска Дагбладет".

     За 11 фестивальных дней был показан 21 спектакль.  Шли семинары, встречи с режиссерами, корпоративные тусовки, как сейчас говорят...

В Бергмановском фестивале "Драматен" участвовал спектаклем "Фанни и Александр". Режиссер Стефан Ларссон попытался перенести на сцену последний фильм Ингмара Бергмана, отмеченный среди прочих призов американским "Оскаром"...

     Получилось множество натуралистических театральных эпизодов с привлечением опытных актеров и довольно неуклюжих на сцене детей, и была очевидна власть великого режиссера над своим детищем, которое он доверить никому не может и никому не собирается доверять.

     Если обобщать, то фестиваль прошел под тремя флагами: Швеции (как страны-хозяйки фестиваля), Литвы и Германии.

     Литовских спектаклей было три, два из них привез Оскарас Коршуновас:  пьесу Горького "На дне" и "Миранду" по шекспировской "Буре"...

     "На дне" начинается с того места, как странник-правдоискатель Лука покинул ночлежку... Коршуновас представил себе так, что Лука оставил всех за длинным столом, сидящих, как на картине Леонардо да Винчи "Тайная вечеря"... Хорошие актеры проговаривают текст, выпивая что-то из граненых стаканов. Что-то говорю потому, что сначала мне протянули стакан воды (завлит "Драматена" посоветовал сесть на первый ряд, сказал: "водки нальют"), а потом действительно плеснули...

     В качестве закуски предлагались сухие галеты, похожие на католические облатки, и вся постановка приобрела вдруг антиклерикальное значение.

     "Миранда" по Шекспиру оказалась не по зубам местным рецензентам. Действительно, трудно просто так провести параллель между "Лебединым озером" Чайковского по телевизору и  умирающими генсеками КПСС, впрочем и сам Коршуновас в ту эпоху был еще юношей, но все помнит. Его "Миранда" - ролевая игра, когда пожилой отец читает молодой парализованной дочери пьесу Шекспиру, в которой дочь олицетворяет себя с шекспировской героиней. Хорошая игра, и предсказуемый финал: умерший отец, Чайковский, дочь, танцующая траурного лебедя...

     Третья литовская постановка - моноспектакль Литовского Национального театра в сотрудничестве с Финским Национальным театром "Печальные песни из сердца Европы" финского режиссера Кристиана Смедса. Это по Достоевскому, по "Преступлению и наказанию".

     В центре постановки - Сонечка Мармеладова в исполнении Алдоны Бендориуте, зрителя сажают в кружок в репетиционном зале, где Сонечка уж ждет их, сидя на стуле в серой вязаной кофте и шейном платке, и начинает свои монологи, которые иногда превращаются в диалоги со зрителем. Актриса раздает ему всю свою театральную атрибутику (мне достался топор Раскольникова, вообще-то доверенный им самой Сонечке), она садится к зрителю на колени, она заставляет его держать тазики, корытца, клубки шерсти. Словом, зритель вовлечен. Но не увлечен. Не увлечен текстом, потому, что монологи Алдоны Бендориуте переводятся синхронно на шведский язык сидящей в зале переводчицей, это рушит ритм представления, и остается только ощущение его потенциала.

     Эти спектакли напомнили мне в хорошем смысле советский театр эпохи застоя: театр Любимова, Спесивцева, Товстоногова... Хотя, казалось бы, другое время... Но кто сказал, что кончилась эпоха?

     "Фрекен Жюли" Стриндберга привезла в Стокгольм Кэти Митчелл, режиссер британской левой, феминистической волны, поставившая самую знаменитую пьесу шведского драматурга на сцене берлинского театра "Шаубюне".

     В этом году отмечается 100 лет со дня смерти Августа Стриндберга, и его пьеса на Бергмановском фестивале была весьма уместна.

     Вопрос лишь в том, сколько в ней было от Стриндберга. Здесь тоже смещены акценты, и на первый план выходит служанка Кристина, и её душевные переживания от скоротечного романа жениха Жана с графской дочкой Жюли.  Мастерица экспериментального театра Кэти Митчелл и здесь осталась верна себе. Спектакль шел в зале Globens Annex стокгольмского дворца спорта "Глубен", в зале, похожем на спортзал, заставленный стульями.

     Это была кино-"Фрекен Жюли": все движения актеров фиксировались минимум двумя видеокамерами, изображения тут же появлялись на экране, житель жил внутри интерьера... Были крупные планы, страдальческие лица актеров, Кристина плавила сталь характера, только не было Стриндберга: Митчелл убрала почти весь текст, и не знающие классика видели только тривиальный любовный треугольник, исполненный под аккомпанемент виолончели и звяканья кухонного антуража.

    

     Театр "Шаубюне" и открывал этот II Бергмановский фестиваль пьесой шведского драматурга Ларса Нурена "Демоны", а подвел черту уникальный театральный проект, сотворчество датского, австрийского, двух немецких, венгерского, греческого, французского и стокгольмского - "Драматена" - театров. Это были десятиминутные монологи по книге Элеонор Мерсье "Он только бил и бил"... 17 лет отвечала Мерсье по телефону доверия организации, борющейся с насилием в отношении женщин, и записывала первую фразу каждого телефонного разговора. Получилась книга. Спекталь назывался "Меня избили в 14.45"...

Что будет с Бергмановским фестивалем дальше, сказать сегодня не может никто.  Не хочется думать, что второй по счету окажется и последним.

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Har du frågor eller förslag gällande våra webbtjänster?

Kontakta gärna Sveriges Radios supportforum där vi besvarar dina frågor vardagar kl. 9-17.

Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".