"Васа" предназначался для шведской военной экспансии. Foto: Claudio Bresciani/Scanpix.

Музеи молчат о шведском империализме

О чем не рассказывают в музеях Швеции
6:24 min

Экспозиции шведских музеев замалчивают некоторые периоды шведской истории, которые можно назвать экспансивными и империалистическими. Так считает Пер Видéн/ Per Widén, исследователь Упсальского университета. Шведы привыкли думать о себе, как о маленькой, нейтральной и мирной стране, какой она была последние 200 лет. Однако 400 лет назад Швеция была иной...

Представление шведов о своей стране, как о маленькой, нейтральной и мирной, могло бы быть подточено тем фактом, что примерно 400 лет назад Швеция была другой: агрессивной и империалистической страной. Поэтому этот образ Швеции затушевывается не только в музеях, но и в школах. Хотя и те, и другие обязаны представлять историческую правду, говорит Пер Видéн:

- В фокусе находится социальная история и история культуры. Акцент делается на бытовой, повседневной стороне: как жили тогда люди. При таком выборе уровня показа выпадают вопросы типа "почему шведское государство вело эти войны и почему стремилось к экспансии?", - говорит он.

Изучив экспозиции государственных музеев, Пер Видéн показывает в своей работе, что исторические выставки демонстрируют Швецию так, что "шведская империя" оказывается в тени. Тогда как для историков на противоположном берегу Балтийского моря это - неоспоримый и очевидный факт. В Швеции же предпочитают прибегать к таким уклончивым описаниям этого периода, как "эпоха шведского великодержавия". Вмешательство Швеции в конфликты в 1500-, 1600- и 1700-годы, войны и их причины затушевываются, а то, что показывают из истории этого периода - это картины повседневной жизни, говорит Пер Видéн:
- Внимание сосредотачивается на отдельной личности из низов, на солдате, на солдатской жене, оставшейся дома, на том, через какие испытания, голод и болезни приходилось проходить как тем, кто оставался дома, так и тем, кого забирали в армию. Никакого анализа причин войн не делается, на картах просто демонстрируется изменение границ, но это вряд ли ведет к пониманию, - считает исследователь.

Войны не показывают, как результат политики и принимаемых людьми решений. Вместо этого война предстает, как одна из многих катастроф, которые обрушиваются на человека: непредсказуемая и слепая сила, пишет Пер Видéн в своем исследовании. И это касается не только музейных экспозиций:
- Та же ситуация в школах, где подобным же образом описывается этот период, то же и в научно-популярной исторической литературе, так что такой подход характерен не только для музеев, но и для всего общества. Такой вывод делает ученый после изучения феномена во всех национальных музеях Швеции, где затрагивается эта тема.
В качестве одного из примеров приводится постоянная экспозиция флагмана шведского флота "Васа" в музее этого затонувшего и поднятого со дня моря корабля. "Музей не акцентирует внимания на такой неприятной исторической правде, что корабль был предназначен для укрепления шведской гегемонии на Балтийском море и для продолжения экспансии на немецкой, датской и польской территориях", - пишет он:
- Это упоминается в той части выставок, где речь идет об эпохе шведского великодержавия и войнах. Но это делается только в одной из десяти частей выставки. То, что подчеркивается - это Васа, как часть истории культуры, как "капсула, где закупорено время", как затонувший и поднятый со дня моря объект, что угодно, но только не то, что Васа был инструментом ведения войны, - говорит Пер Видéн.

"Вместо того, чтобы поместить корабль в контекст шведской политической и военной стратегии 1600-годов, подчеркивается значение судна в развитии шведской техники и технологии, при том, что в данном случае речь идет вовсе не об успехе, а как раз о неудаче кораблестроения", - пишет автор, причем, судостроения не только шведского, но и тех голландских корабелов, которые работали тогда в Стокгольме.

Среди других замалчиваемых или аккуратно обходимых фактов Пер Видéн называет начало 1800-х годов и потерю Финляндии в 1809 году, а также последних остатков шведской империи на Балтике - Померанские провинции (Поммерн в Германии). "Сегодняшнее молчание вокруг периода истории шведского империализма - это часть шведской традиции. Тем не менее, эта позиция весьма проблематична и ее надо было бы обсуждать", пишет Пер Видéн:

- Конечно, всегда возникает трудная ситуация при потере империи. Мы видим это и в таких странах, как Великобритания или Австрия, где тоже бывают сложности с этими периодами своей истории. Решать эту проблему можно по-разному, но похоже, что шведы выбрали путь признания своих прошлых заслуг без того, чтобы по-настоящему найти им место в анализе исторического контекста. Возможно, это связано с тем, что сегодня мы - маленькое, нейтральное государство. И были таким уже 200 лет. И в этот образ самих себя не очень-то вписывается то, что мы были страной экспансивной и вели войны для того, чтобы еще больше расширить свою державу, - предполагает автор исследования эпохи шведского великодержавия и ее отражения в современной Швеции.



Интервью: Hansjörg Kissel и Olgica Lindquist, перевод И. Макридовой

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".