1 av 2
Ульрика Неттельблад, Ингрид Карлберг, Нина Ульмайя. Фото: Радио Швеция
2 av 2
Йоран Русенберг. Фото: Радио Швеция

Премии Августа: за азбуку, Валленберга, книгу об отце

Вручены премии Августа
7:19 min

    В понедельник 26 ноября в 24 раз вручались главные литературные награды Швеции - премии Августа, учрежденные главным объединением книгоиздателей Швеции в честь писателя, драматурга, поэта Августа Стриндберга... Фотографа, художника, химика-алхимика, можно было бы добавить... И много еще чего...

     Церемонии награждения похожи одна на другую. Сначала разогрев шипучкой под звуки камерного оркестра, который никому не слышен в громком гуле голосов... Потом шоу, тоже под музыку, которое телевидение транслирует впрямую. Обязательное: на премию  номинированы… 

   Сначала, однако, вручается "малый" Август - премия для тех, кому от 16 до 20.  В девятый раз присуждалась она в этом году. Лауреатом этого года стала молодая мать Ульрика Неттельблад с новеллой "Route 66". Очень остроумная вещица о девушке-электрике-лесбиянке, которая охотится на глупых блондинок, которые только мешают своими неожиданными беременностями её спокойному, травному существованию, заключающемуся в трех чашках кофе в день и пицце по пятницам, не считая электроремонтных работ. 

     Маленькая статуэтка классика и 15 000 крон - награда победительнице. 

     Обладатели «большого» Августа называются в таком порядке: за лучшую книгу для детей и юношества, лучшую книгу в жанре специальной литературы и лучшее художественное произведение для взрослых. 

     Лучшей детской книгой признали книгу Нины Ульмайи, главного дизайнера и оформителя издательства Альберта Бонньера. Это её первая книга, азбука не для детей, так скажем. "A, B, C и всё о D". Идея возникла, когда дети Нины Ульмайи начали задавать вопросы: почему буквы такие, какие они есть? И она стала собирать и записывать всё, что касалось букв. Получилась содержательно, красиво, увлекательно, но по плечу, похоже, самым продвинутым современным юношам и девушкам. Книга, которую я поместил бы в категорию специальной литературы. 

     В этом классе основная борьба разгорелась  между двумя книгами: Ингрид Карлберг "Здесь комната стоит пустая и ждет тебя"... Повесть о Рауле Валленберге" и книгой Давида Лагеркранца "Я - Златан Ибрагимович". 

     Победила повесть о Рауле Валленберге. Накануне гала-шоу "Премии Августа" я побывал в Будапеште. Книга Ингрид Карлберг была у меня с собой. Я ходил по улицам, где ходил Рауль Валленберг, где ходили люди с "охранными грамотами" Валленберга; ходил по набережным, где вместо паромов, с которых когда-то расстреливали и сбрасывали в Дунай тела убитых евреев салашисты, стоят другие паромы: рестораны с белыми палубами и столами под белыми скатертями… Поднимался на крутой берег Буды, и везде присутствие Рауля Валленберга, дипломата волею промысла, спасителя венгерских евреев, было физически ощутимо. В том числе, в старинной будапештской опере, где я слушал "Риголетто"... Стилизация казалась мне военных времен, и запутанная, порой, непостижимая интрига, представлялась столь же невероятной, как жизнь и смерть шведского героя... И когда Герцог красиво напевал "сердце красавицы", мне почему-то в качестве красавицы виделась не Джильда, а будапештская любовь Валленберга Бербер Смит, с которой, впрочем, все закончилось гораздо более благополучно. 

     -  Он много общался с ней в Будапеште… Объявилась она проявилась много позднее. В 1989 году, когда КГБ передал личные вещи Валленберга его родственникам, она связалась с посольством Швеции в ЮАР: "Здрасьте! Я была girlfriend  Валленберга!", - говорит Ингрид Карлберг, которая считает премию признанием своего многолетнего труда. 

     Тогда на эту информацию Бербер Смит внимания не обратили, шведский посол ничего в Стокгольм не сообщил. Слишком много поступало разных свидетельств, в том числе от многих мнимых и недостоверных детей "дипломата Валленберга".   

      В записной книжке Валленберга на день, накануне захвата салашистами власти и начала погромов, была назначено свидание с Бербер Смит. Найти его в тот день никто не мог. 

     Сейчас Ингрид Карлберг ездит по стране и встречается с читателями. Первый вопрос: почему вы написали эту книгу?

  - Потому, что в Швеции совсем мало знали о Рауле Валленберге. Интерес к нему подогревался США, и образ его сложился достаточно американский, поверхностный образ героя. 

- Когда ввязываешься в такой проект, спрашиваешь себя: не умаляю ли  образ героя, углубляя его, спустив его с пьедестала на землю. Я решила: нет, подвиг Валленберга много глубже, чем подвиг голливудского героя.

      После того, как конферансье объявил, что Ингрид Карлберг стала лауреатом премии Августа 2012 года, она просидела почти час на сцене в лауреатском кресле. Когда я спрашиваю, что она передумала за это время, она отвечает:

 - Наслаждалась... Я просто радовалась...

      Такие же, примерно, чувства, испытываешь, когда читаешь её книгу "Здесь комната стоит пустая и ждет тебя"... Повесть о Рауле Валленберга". 

     В этом году в Швеции отмечается и столетие со дня смерти Августа Стриндберга и столетие со дня рождения Рауля Валленберга. 

     В классе художественной литературы победил Йоран Русенберг. Книга "Короткая остановка по дороге из Аушвица" - повесть сына об отце. Кажется она духовной перекличкой с книгой Ингрид Карлберг, но свою книгу Русенберг считает мемуарами ребенка, а не книгой о Холокосте, хотя и его папа и мама пережили Аушвиц-Биркенау. 

     - Я много пишу о том, как вспоминает свое детство ребенок. Я хотел быть таким ребенком. Я возвращаюсь, таким образом, в свое детство. Дети помнят не так, как взрослые. Ребенок помнит всем телом, помнит ощущения, помнит запахи, тепло и холод... 

     Йоран Русенберг в своей книге собирает эти осколки и обрывки воспоминаний и воссоздает свои детские ощущения и впечатления.

      Для читателя это тоже радость и наслаждение. 

     - Когда заканчиваешь такую книгу, тебя обволакивает спокойствие, - замечает Йоран Русенберг. - Это книга, которую я должен был написать, и прежде, чем я узнал, способен ли на это, покоя не было. Сейчас тебя обволакивает какая-то пустота. Одновременно, эта книга была опорой в моей жизни, я вставал утром и брался за неё.  Так что, посмотрим, остались ли у меня перила, за которые можно держаться.

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".