Du måste aktivera javascript för att sverigesradio.se ska fungera korrekt och för att kunna lyssna på ljud. Har du problem med vår sajt så finns hjälp på https://kundo.se/org/sverigesradio/
Новости по-русски из Швеции

Книга о детской памяти и "клиентах концлагерей" читается всеми по-разному

О тех, кто выжил
7:32 min
Йоран Русенберг на улице своего детства. Фото: JONAS EKSTRÖMER / SCANPIX

Бывший исполнительный директор Шведского радио Черстин Бруннберг, выступая на шоу вручения высших литературных наград Швеции, премии имени Августа Стриндберга, мотивируя свой выбор, сказала, что каждая строчка в книге Йорана Русенберга - это искусство.

Жюри премии с Черстин Бруннберг согласилось. "Короткая передышка по дороге из Освенцима". Книге о детстве еврейского мальчика, родители которого, чудом уцелевшие в гитлеровских концлагерях, задумали проект: пустить корни в чужой стране и слиться со всем, что их окружает. Книга о еврейском мальчике со шведским именем Йоран. Он родился и вырос в послевоенном Сёдертелье… В городе, население которого знало о том, что существуют люди под названием "евреи", исключительно понаслышке или из публикаций местной газеты, главный редактор которой был отъявленным антисемитом.

Папа и мама Йорана полюбили друг друга в гетто Лодзи, откуда их отправили в Аушвиц, из которого они чудом вышли живыми и воссоединились в Швеции после войны. "Удача, случай и прихоть - названия камней, которыми вымощена каждая дорога из Освенцима", пишет Русенберг.

Когда в шведском Риксдаге отмечали Международный день памяти жертв Холокоста, Йоран Русенберг - известный в Швеции публицист, журналист, писатель, фигурировал там, как сын людей, выживших в Холокосте. Легко можно подумать, что книга - о выживших.

- Эта книга о моем папе, а не о выживших вообще, немного, может быть, о них, но главное: она - портрет моего папы, - говорит Йоран Русенберг.

- Книга о жизни после Холокоста. - Книга - о жизни после Холокоста, - повторяет автор, книг о самом Холокосте написано множество, - я, прежде всего, пытался понять, как можно было тогда выжить, и, прежде всего, как мог выжить мой папа.

Русенберг написал, с одной стороны, как можно более документированную книгу, а с другой - повесть, построенную на воспоминаниях ребенка, а на них не всегда можно полагаться, замечает писатель. Дорогу отца из Освенцима в Швецию Йоран Русенберг изучил тщательно, по архивам и буквально. Он проехал по тем местам, среди прочего, "попался" видеокамере, получил извещение по почте о нарушении скоростного режима на немецкой дороге, письмо с требованием штрафа, и изумился неизменности бюрократического языка. Схожести эвфемизмов.

Какие-то места в книге читаешь с содроганием узнавания: выжившие выжили не сами по себе: рядом непременно оказывался человек, который отводил от них руку смерти. Недоуменно звучит строка: "... непонятно, почему есть люди, которые ведут себя по-человечески в самых нечеловеческих обстоятельствах". И всё равно, это книга - о ребенке, настаивает Йоран Русенберг:

- Речь о ребенке, который живет со своим папой до двенадцати лет. Основное в книге не то, что он теряет своего папу, основное - время, когда у него есть папа. Отец ребенка, Давид Русенберг кончает жизнь самоубийством - бросается в пруд психиатрической клинике, где его лечили от глубокой депрессии, от посттравматического синдрома. Синдром не тянул, однако, на получение компенсации от послевоенной Германии, ФРГ, пытавшейся материально компенсировать страдания узников, уцелевших в гитлеровских концлагерях. У Восточной Германии таких угрызений совести не было, с горечью пишет Русенберг. С горечью пишет он и о Швеции: "В Эреруде (местечке, где был размещен один из лагерей послевоенных беженцев - прим. ред.), все "бывшие клиенты концентрационных лагерей", да, так они и пишут в своих бумагах, считаются поляками, независимо от того, евреи они или нет". Впрочем, чем закончится книга, читателю заранее не намекают.

- Эта книга не о смерти папы, а о его жизни, - подчеркивает Йоран Русенберг. - Отец и сын живут в непересекающихся вселенных, события разворачиваются в настоящем. Но со временем ребенок в поисках отца возвращается в прошлое, он ищет его в памяти своего детства. Когда этой памяти становится недостаточно, на помощь приходит память истории. И тогда в единое целое сплетаются мир, Холокост, мы...

- Это книга обо мне и моем папе. Именно такую книгу я и хотел написать. Но, если люди воспринимают её как книгу об уничтожении евреев, книгу о Швеции после войны, о ксенофобии, то, как мне представляется, именно так должна отзываться в читателе любая хорошая книга - независимо от писателя... Просто так получилось... Писатель Йоран Русенберг, автор книги об отце "Короткая остановка на пути из Освенцима", отмеченной премией Августа Стриндберга 2012 года, у микрофона "Радио Швеция".

Книга заканчивается так:

"Я очень хорошо помню последнее лето.

Воздух дрожит над грунтовкой, ведущей к скотному двору, стоянке и въезду.

Маленькая процессия выступает из зелени.

Бесконечно медленно движется вперед.

Как будто она хочет растянуть не только шаги, но и время.

Растянуть время до того и после.

Три человека медленно скользящие сквозь это последнее лето. Мама, Натек, Черстин.

Я понимаю всё еще до того, как вышло время.

Год спустя мы покидаем место, в котором я примерил к миру свои первые слова, и садимся на поезд, идущий через мост на север.

Место, где для меня открыты все горизонты.

Место, где для тебя все горизонты закрыты.

Для тебя оно - короткая остановка по дороге из Освенцима.

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Har du frågor eller förslag gällande våra webbtjänster?

Kontakta gärna Sveriges Radios supportforum där vi besvarar dina frågor vardagar kl. 9-17.

Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".