1 av 8
Бездомные женщины ждут открытия приюта. 8 утра 8 марта 2013 г. Foto: Irina Makridova
2 av 8
"Пора открывать! Уже 8:00" - у входа в приют для бездомных женщин Foto: Irina Makridova
3 av 8
Укройся здесь от наркотиков, насилия, криминала, проституции". Foto: Irina Makridova
4 av 8
Связанное из остатков пряжи покрывало Foto: Irina Makridova
5 av 8
"Утеплители запястья" демонстрирует их автор. Она надеется, что ее изделия купят Foto: Irina Makridova
6 av 8
Здание "Двор Клары" со стороны церкви св. Клары Foto: Irina Makridova
7 av 8
Надпись: "Для бездомных женщин открыто 8-12:30 Foto: Irina Makridova
8 av 8
Раздача бесплатного ленча у церкви св. Клары Foto: Irina Makridova

Миссия: помочь бездомным женщинам Стокгольма

Миссия: сделать Стокгольм более человечным городом
14 min

"Усадьба Клары"/Klaragården расположена в самом центре Стокгольма, рядом с церковью св. Клары. Здесь уже 20 лет находят приют бездомные жительницы шведской столицы: бесплатный завтрак, душ, подержанная, но чистая одежда, обед и место отдыха. Улла, одна из приходящих, поведала о своей судьбе: её, 77-летнюю шведку, выставили на улицу владельцы квартиры, где она не была вписана в контракт. Квартиры ее уехавшей за границу дочери. Есть и сын, но...

Сегодня, в Международный женский день 8 марта, в Усадьбе Клары - День открытых дверей, поэтому сюда пускают всех, включая журналистов.
В обычные дни посторонним ход воспрещен - женщинам, судьба которых была связана с унижениями, побоями, проституцией, наркоманией, желающим порвать с прежней жизнью и начать новую, нужен покой.

Рассказывает Анна Юханссон/ Anna Johansson:

- Усадьба Клары обращается к женщинам, которым негде жить, злоупотребляющим наркотиками или алкоголем, подвергавшихся разным типам насилия, т.е. к тем, кому трудно, кто живет в сложных обстоятельствах. Каждый день мы встречаемся примерно с 50 женщинами, которые к нам приходят. Бывают и новенькие, но многих мы знаем уже давно.
Все старше 18-ти, поскольку наша деятельность направлена на взрослых, но чаще всего средний возраст от 30 до 50 лет. Хотя есть и старше, и моложе.
На мой вопрос: это только шведки или есть и женщины-иммигрантки, - Анна отвечает так:
- У женщин, которые к нам приходят, очень разные судьбы и разное прошлое. Общее у них то, что все они имеют право на помощь и поддержку в шведской системе социального страхования. Кто-то родился в Швеции, кто-то за ее пределами, кто-то говорит на других языках. Иногда нам приходится прибегать к услугами переводчиков. У нас много (около 300 человек) волонтёров, которые помогают нам добровольно и бесплатно. Они тоже могут говорить на разных языках и выполнять функции переводчиков, если надо. У нас много женщин, говорящих по-испански, они из Латинской Америки, это - одна большая группа. Есть и женщины говорящие на арабском языке.
- Миссия занимается отдельно мигрантами из стран Европейского Союза. Этот проект называется Cross Road - для мигрантов, которые имеют право находится в Швеции некоторое время (3 месяца). Там у нас гораздо большее многообразие людей и проблем, рассказывает Анна Юханссон, уточняя, что ее подопечные - женщины, приходящие в "Усадьбу Клары" - они живут в Швеции постоянно. Судьбы у них самые разные: кто-то подвергался насилию в семье, кто-то занимался проституцией и в связи с этим подвергался унижениям и побоям, - перечисляет Анна.

Финансируется деятельность в значительной степени за счет пожертвований от общественности, от людей, которые переводят на счет Миссии свои личные деньги. Некоторые предприятия, Фонды дают нам экономическую поддержку. Примерно 10% мы получаем из городского бюджета. 90% - это добровольные пожертвования.
Сколько же стоит всё вместе: аренда помещения Усадьбы (трехэтажного дома), зарплаты 6 человек персонала, свет, электричество, вода, кухня, продукты, одежда, материал для рукоделия и т.п.?
В год наша деятельность стоит примерно 7 миллионов крон, отвечает Анна Юханссон. Это покрывает стоимость помещения, питания - ведь мы раздаем бесплатные завтраки и обеды все будние дни: с понедельника по пятницу.
Лично мне, как бездомной, не нужно платить ни за еду, ни за душ, ни за смену одежды, ни за кофе. Сначала надо удовлетворить базовые потребности, обеспечить питание и личную гигиену. Затем мне помогут в контактах с врачами, если надо, в том числе и с зубными врачами. Здесь работают специально обученные люди, социономы, которые помогут разобраться в жизненной ситуации: Что, собственно, произошло, в чем состоит проблема, с чем я пришла сюда и как можно помочь. Персонал помогает индивидуально, ведь у каждой женщины свои проблемы,- говорит Анна:
- У нас здесь ведется активная деятельность и по поискам "своего собственного голоса", идентитета, личности, собственных средств выражения своего "я". В этом помогают различные кружки: здесь пишут маслом и акварелью, записывают свои истории, рассказывая о своей жизни - это тоже имеет как терапевтический, так и творческий эффект. 
А если мне необходимо к врачу, но нет денег заплатить за визит?
- Существует специальное приемное отделение для бездомных, оно расположено в южной части Стокгольма, на Сёдермальме. А мы можем помочь, прежде всего, информацией, контактами. Мы можем пойти вместе с тобой к врачу, поддержать, помочь объяснить врачу, в чем дело.

Откуда мне знать, что вы вообще существуете, что есть такая помощь?
Анна улыбается и поясняет, что они пользуются методом "из уст в уста". Информация распространяется именно таким способом чаще всего. Но не надо забывать, что Миссия - большая организация. Мы встречаемся ежедневно более чем с 1200 человек - так и расходится информация о том, что мы есть и чем мы занимаемся. У нас ведь есть и ночлежки, и специальные приюты для пожилых, для несовершеннолетних и т.д. Бывает, что женщины перестают к нам приходить, они находят новый путь в жизни. Бывает, что приходят уже как "бывшие бездомные" и делятся своим опытом, помогают выбраться другим, т.е. работают у нас волонтёрами. После обеда к нам приходят уже не бездомные, но всё равно, быть может, страдающие от изоляции, от одиночества. Приходят попить кофе, поговорить, посидеть с другими женщинами. Кто пишет маслом, кто вяжет, кто читает. Это и есть наша цель - помочь женщинам найти свой путь, свою судьбу. Наши волотёры помогают чем могут: и булочки печь, и еду раздавать (на одной из фотографий как раз раздача ленча, волонтёры одеты в ярко-жёлтые комбинезоны), а кто-то ведет кружок живописи, например, или дискуссий, а кто-то просто умеет постричь волосы. Разные люди - разные умения.
Я спрашиваю Анну о значении слова "миссия" в названии Stadsmission:
- Стокгольмская городская миссия существует уже 160 лет. Сначала этой деятельностью - помощью ближним и нуждающимся - занимались именно христиане. И они действительно занимались миссионерской деятельностью. Но с тех пор прошло 160 лет. Мы никаких таких задач, связанных с религией или верой перед собой не ставим. Теперь мы истолковываем слово "миссия", как "задача". Наша задача - сделать Стокгольм более "человечным" городом. Чтобы у большего числа людей было жильё, работа, круг общения. И миссия эта не невозможна, улыбается Анна, ассоциируя с фильмом "Mission impossible"/ Невозможная или невыполнимая миссия или задание.
После разговора с Анной Юханссон я прохожу в гостиную, где сегодня - в день 8 марта - проходит вернисаж: выставлены работы бездомных женщин - вязание, бусы и клипсы, сплетенные из разноцветных пластмассовых бусинок, поделки из цветной бумаги, коллажи из разных материалов, картины маслом, гуашью, акварели.
Со мной согласилась поговорить одна из посетительниц, совершенно уже седая шведка по имени Улла. Вот что она рассказала о своей нетипичной судьбе. Нетипичной для обычных посетительниц "Усадьбы Клары" потому, что она не была ни наркоманкой, ни проституткой, ее не избивал муж или сожитель. И всё-таки Улла оказалась на улице без крыши над головой./
- Я жила долго в квартире моей дочери (в ее отсутствие), целых 14 лет, но не была вписана в контракт, и меня просто вышвырнули на улицу, а мне было 77 лет, говорит эта белая, как лунь, женщина. Мы пытались обжаловать решение владельца прибыльных домов (Stockholms hem), но ничего не вышло. Дочь моя была за границей, в Австралии, куда она уехала на работу, а я осталась без крыши над головой. Нам только кажется, что это "само собой разумеется", что они сжалятся над пожилым человеком, учтут, что я жила в квартире дочери 14 лет и была там зарегистрирована (folkbokförd), но это никого не интересовало, - говорит Улла без всякой обиды и горечи в голосе. Прошло ведь уже несколько лет.
- Я начала ездить в гости и жить у знакомых, но это не может продолжаться долго. Потом спала в ночных автобусах, в метро, пригородных электричках, потом в какой-то брошенной машине, по-разному... Так продолжалось примерно год. Потом я встретила одну женщину, которая сказала: "Приходи в "Усадьбу Клары"! Я понятие не имела о существовании таких мест. Такая была наивная и никогда в жизни ни с чем таким не сталкивалась. Так я сюда пришла, они все тут очень добрые. Они помогли мне найти сначала временное пристанище, а потом я нашла себе комнату в городе. Это было просто здорово.
А теперь я прихожу сюда писать маслом - раз в неделю после 13:00. Один день в неделю мы занимаемся литературным творчеством, пишем. Раз в неделю - поход в музей или куда-то на прогулку. По пятницам мы занимаемся починкой одежды, вяжем. Так и неделя проходит. Это просто чудесно, я так люблю всех этих женщин! И персонал, и тех, кто приходит. У меня тут теперь много друзей.
Я задаю "нешведский" вопрос: Почему родная дочь не помогла своей старенькой матери?
- Она же живет в Австралии со своими детьми. Как только она там нашла работу, то была вынуждена там "прописаться" и выписаться из Швеции. Тогда-то и обнаружилось, что она здесь не живет. Тогда-то меня и выселили из ее квартиры, поясняет Улла. А поехать к ней жить в Австралию? Нет, у меня ведь еще сын здесь есть. А почему сын о маме не заботится? Он живет с женщиной, у них семья, своя жизнь. Не надо вешаться на своих детей, нет, так нельзя. А в Австралии я бы жила с удовольствием, я всё разузнала. Но, к сожалению, моей шведской пенсии там не хватит даже на оплату квартиры. Это совершенно нереально.
Я спрашиваю, сколько же Улла получает пенсии?
- Семь тысяч крон. На руки. Это маленькая пенсия, почти всё уходит на оплату счетов. Я спрашиваю, чем Улла занималась, где работала, почему у нее такая маленькая пенсия? Она рассказывает, что открыла собственное дело, когда стала безработной. У нее было своя туристическая фирма. "Я люблю свою работу. Объездила благодаря ей весь мир, 8 лет еще в детстве жила с родителями в Румынии, где на шведской фирме, прокладывавшей дороги, работал ее отец, домой в Швецию вернулись в 1939 году, как раз к началу Второй мировой войны, вспоминает Улла, называющая себя "гражданином мира" и настаивает:
- У меня была прекрасная жизнь, просто чудесная, подводит итоги Улла, которая надеется, что кто-нибудь купит одну из ее картин в этот День открытых дверей, когда "Усадьбы Клары" устроила вернисаж работ своих посетительниц.

Материал Ирины Макридовой







 

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".