Приговор Ольге Класковской: 8 лет тюрьмы

Сегодня в суде первой инстанции (Södertörns tingsrätt) был оглашен приговор по делу белорусской гражданки Ольги Класковской/ Vohla Klaskouskaya, обвиняемой в покушении на убийство своего мужа (Gökay Bezgin). Приговор: восемь лет тюрьмы.


Десять дней назад, 13 августа, состоялось очередное судебное заседание по делу Класковской, на котором были оглашены результаты судебно-психиатрической экспертизы, признавшей Ольгу Класковскую вменяемой и психически здоровой.
Сегодня суд постановил также оставить Класковскую под стражей до вступления приговора в действие, поскольку существует риск ее побега из Швеции.
Cудом назначена также материальная компенсация пострадавшему в размере 109 950 шведских крон (с процентами на эту сумму, начисляемыми с 30 марта 2013 г.), которую Ольга Класковская обязана ему выплатить.

Последний срок для подачи обжалования приговора 13 сентября 2013 г.

В постановлении суда описывается предыстория:
"Ольга Класковская - журналистка из Беларуси. Просила и получила убежище в Польше, как представительница преследуемой режимом Белоруссии оппозиции. Со временем, вместе с дочерью Мирославой (ей сейчас 11 лет), приехала в Швецию, где встретила Gökay Bezgin. В январе 2012 г. они поженились, а в июле 2012 у них родился сын. Отношения между супругами стали портиться, они подавали в полицию заявления друг на друга. Весной и осенью 2012 Ольга несколько раз посещала Беларусь. В ноябре 2012 муж был задержан полицией по заявлению Ольги, обвинившей его в изнасиловании и др., но вскоре отпущен на свободу. Супруги подали на развод и спорили об опекунстве над сыном. В феврале 2013 г. суд решил, что сын будет жить у отца. В конце февраля прокурор выдал запрет Ольге на контакты с мужем и сыном. Несмотря на запрет, муж позволил Ольге вернуться в квартиру примерно за неделю до случившегося. Ранним утром 30 марта 2013 г. Gökay Bezgin позвонил по телефону 112 в SOS и сказал, что Ольга нанесла ему ножевые ранения. Полиция прибыла в квартиру, где находился и их общий сын".

Далее следуют показания полицейских, судебно-медицинской и технической экспертизы, где приводятся данные о ножевых ранениях, окровавленных ножах, пятнах крови на месте преступления и т.д. Затем допросы, из которых следует, что ход событий не совпадает в описаниях Ольги и ее мужа, и вывод суда, что версия Gökay Bezgin более вероятна.

Суд счел доказанным, что Ольга Класковская нанесла мужу ножевые удары в грудь и шею, доказано также, что одна из ножевых ран привела к угрожающей жизни истца перфорации плевры (пневмоторакс).

Суд констатировал также, что содержание алкоголя в крови подсудимой превышало (на момент задержания) 2 промилле. Кроме того, она приняла, по собственным словам, несколько таблеток антидепрессивного лекарства Sertralin.
Отягчающим обстоятельствам суд счел то, что нападение с ножом было совершено на спящего мужа. То есть, не в состоянии аффекта, перепалки или ссоры.

Всё происходило в присутствии ребенка.

Суд делает вывод, что "нет сомнений в том, что преступление, совершенное Класковской, означает серьезное покушение на жизнь, здоровье и безопасность" Gökay Bezgin´a.

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".