1 av 7
Ребенок, которому плохо живется. Foto:Scanpix.
2 av 7
Foto: Fredrik Sandberg / TT
3 av 7
Директор школы школы Skäggetorpsskolan Кайса Андерссон. Foto: SVT
4 av 7
Учительница школы Skäggetorpsskolan Элизабет Вирен-Дальгрен. Foto: SVT
5 av 7
Один из родителей Исмаил Хусейнович/ Ismail Huseinovic. Foto: SVT
6 av 7
Дети Айян Ахмед Мохаммед/Ayaan Ahmed Mohammed тоже учатся в этой школе. Foto: SVT
7 av 7
Преподаватель и руководитель проекта Набила Альфакир/ Nabila Alfakir, lärare/handledare. Foto: SVT

Дети ждут помощи слишком долго

5:37 min

Результаты опроса "Детский барометр", проведенного организацией Humana Individ och Familj, показывают, что в трех из каждых четырех коммун/ муниципалитетов дела детей, нуждающихся в помощи социальных служб, рассматриваются слишком долго. Ответили на анкету 161 из 290 коммун Швеции.

Авторы статьи, опубликованной на странице дебатов газеты Свенска дагбладет, пишут, что четыре месяца - это крайний срок рассмотрения дел детей, которые нуждаются в помощи, быть может, помощи срочной. Этот "крайний" срок становится всё более обычным, а за последние два года выросло число дел, которые рассматривались еще дольше.
Часто речь идет о детях, которые живут в семьях, где родители - алкоголики, наркоманы, психически нездоровые люди, где детей бьют или издеваются над ними. Любой такой случай неблагополучия в семье влияет на поведение и самочувствие ребенка. Это становится явным и в детсаду, и в школе. Могут замечать изменения в поведении ребенка другие родственники, соседи, которые и сообщают о своих подозрениях и наблюдениях в социальные службы.
Вина за то, что такие дела рассматриваются долго, совсем не обязательно лежит на секретарях или кураторах самих социальных служб, подчеркивают авторы статьи. Ведущему такое сложное и щекотливое дело надо собрать массу документов, прежде чем можно принять решение о судьбе ребенка. Например, о том, чтобы забрать его у родителей и передать в другую семью, где ребенку может быть обеспечена спокойная обстановка для учебы и вообще жизни. Именно ожидание ответов от других инстанций и составляет львиную долю времени, которое уходит на ожидание. Ответов от полиции, если туда подавались заявления о нанесении побоев или скандалах в семье, ответов из психиатрических приемных для подростков и молодежи, из школы и других инстанций, у которых могут иметься документы и собственное мнение по данному вопросу.
Клас Фурум/ Claus Forum, глава организации Humana Individ och familj подчеркивает:
- Это серьезная общественная проблема, важность которой мы должны осознавать. Это то, что мы хотим осветить, то, что мы хотим обсудить со всеми, кто хочет, чтобы детям в Швеции жилось хорошо, - формулирует Клас Фурум цель написания этой статьи.

Тема работы социальных служб Швеции широко обсуждается и за границами страны. Часто муссируются мифы о якобы "безграничной" власти этих служб, о том, что у родителей отнимают детей без всяких на то оснований. Особенно у иммигрантов.
В этой связи показателен не так уж часто встречающийся в новостном потоке положительный пример одной школы города Линчёпинга, где уже несколько лет действует проект специального "родительского обучения".

Родителям рассказывают о том, как на самом деле функционирует шведское общество, в том числе и социальные службы. И делать это необходимо потому, что дети - часто знающие шведский язык намного лучше своих родителей - просто обманывают папу с мамой: "Не разрешишь мне гулять до 12 ночи, я позвоню в полицию, и вас посадят в тюрьму". Или "меня у вас заберут и отдадут в другую семью, к другим маме и папе".

Таких случаев, когда дети - особенно подростки - вводят родителей в заблуждение, много. В школе, о которой шла речь в телевизионном репортаже, дети говорят на 35 языках. Более 90 % учеников родились не в Швеции. Неудивительно, что их родителям трудно разобраться: правду ли рассказывают дети о том, что учат в школе, что задают домой и задают ли уроки вообще. Избежать недоразумений можно, но для этого нужно, чтобы родители получали информацию из первых рук, а не через детей. Значит, нужны переводчики, нужна не одна встреча. Так возник курс.

В классной комнате родители листают школьные учебники по биологии. Речь идет о здоровье, о половом созревании, появлении менструации у девочек, поллюций у мальчиков, о сексуальных отношениях и о предохранении от ранней беременности. Слухи ходят, что детям на таких уроках показывают порнофильмы, - говорит учительница Элизабет Вирен-Дальгрен/Elisabeth Wirén Dahlgren.
Дочь Исмаила Хусейновича ходит в 6-й класс. Он признается, что у них в семье не принято говорить с детьми на такие темы, родители стесняются поднимать эти вопросы, поэтому он рад, что это берет на себя школа.

Часто именно дети "командуют" в семьях иммигрантов, пользуясь тем, что родители плохо знают шведский язык. Айян Ахмед Мохаммед/ Ayaan Ahmed Mohammed, мать пятерых детей, рада полученным в школах урокам: "Дети говорили, что если я не куплю им вот эту дорогую вещь, то они позвонят в социальную службу. Они говорят, что право на их стороне, потому что так решили социальные органы в Швеции. А мне на этом курсе объяснили, что это мы - родители, а вовсе не дети - имеем в семье решающий голос. Мы, а не они, решаем, что купить или куда пойти", - говорит она.

Этот удачный проект обучения родителей в школе Линчёпинга, к сожалению, один из немногих. Многим школам с трудом удается наладить связь и контакт с родителями-иммигрантами, констатирует Набила Альфакир/ Nabila Alfakir. Она и педагог, и писатель, проработала 25 лет в школах именно с проектами по укреплению отношений "семья - школа". Она считает этот вопрос политическим, поскольку он требует приоритета. Школы должны заниматься профилактикой, а не спохватываться, когда уже проблема возникла и нужно вмешательство со стороны. Тогда уже часто бывает поздно, - считает она.

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Du hittar dina sparade ljud i menyn under Min lista