1 av 2
Джулиан Ассанж Foto: Elizabeth Dalziel/Scanpix.
2 av 2
Адвокат Сванте Торсель.

Дело Ассанжа - пора ли снимать обвинения?

Адвокат Торсель: Дело, которым располагает прокурор, очень слабое, с очень слабой доказательной базой.
7:50 min

"Шведское дело Джулиана Ассанжа должно было быть закрыто в самом его начале - в 2010 году" пишет на дискуссионных полосах газеты Гетеборгс Постен адвокат Сванте Торсель. Он считает, что собранные обвинением доказательства в том, что Ассанж виновен в изнасиловании, столь слабы, что дело следовало давно прекратить. И имеет оно продолжение, лишь потому, что речь идет о страхе утери престижа у конкретных лиц процесс инициировавших и продвигавших.

"Джулиан Ассанж летом 2010 года подозревался в Швеции в совершении изнасилования. Его допрашивали в Швеции и то расследование, которое было произведено, в соответствии с показаниями двух женщин, представляется крайне легковесным и не содержит материалов, которые необходимы прокурору для обвинительного приговора" - уверяет гетеборгский адвокат Сванте Торсель. Сам он не имеет заинтересованности в деле Ассанжа, но считает, что Ассанжу действительно имеет смысл опасаться выдачи из Швеции в США. Он проводит, в частности, параллели с тем эпизодом когда из Швеции, без суда, агентами американских спецслужб были вывезены двое египтян, подозревавшиеся в терроризме.

Но Ассанж ведь очень известная личность, неужели Швеция могла бы пойти на столь скандальную акцию, выдачу его американцам? При том, что и высылка египтян вызвала волну протестов и возмущения, после того как об этом стало известно.

И вновь Сванте Торсель: "Ассанж, разумеется, очень известный человек, и решающий фактор не объективный риск того, что его захватит ЦРУ, а субъективный. То есть он сам ощущает сильную угрозу, что его выдадут. Не стоит забывать также того, что малые государства, имеют очень небольшое пространства для маневра, если о помощи просят США".

Сванте Торсель разъясняет почему закрытие дела Ассанжа станет ударом по престижу прокурора ведущего этот процесс:

"Дело, которым располагает прокурор, очень слабое, с очень слабой доказательной базой. Реальной возможности, для того чтобы суд вынес обвинительный приговор Ассанжу - практически никакой. И прокурор не понимает, это мое мнение, как красиво выйти из сложившейся ситуации, как замести следы. Для того чтобы не вызвать новой волны интереса к вопросу о том, насколько плохо это дело велось. Разумеется, видны и политические мотивы, есть ощущение, что дело имеет отношение к социал-демократическому движению. Подтверждение этому, та роль которую в процессе сыграл на то время видный адвокат Клаес Боргстрём, (тогда активный социал-демократ, ныне в Левой партии) настоявший на возобновлении поначалу прекращенного дела. Случай особый, потому что он четко иллюстрирует как вопросы престижа могут навредить в расследовании. На сегодня ничто не мешает прокурору позвонить Ассанжу и выяснить то, что ему необходимо. Точно так же ничто не мешает ему поехать в Лондон и произвести допрос, при том, что Ассанж от такого допроса не отказывается. И это обычная практика выезжать за рубеж и проводить допросы, когда других возможностей нет".

Напомним, что в Швеции дело Джулиана Ассанжа ведет прокурор Марианне Ню. Она не хочет общаться с прессой, хотя мы и просили её прокомментировать нынешние предложения юристов. На сайте шведской прокураторы до сих пор висит заявление Марианне Ню в котором она отказывается разговаривать с журналистами до тех пор, пока дело Ассанжа разбирается Британским судом. Но ведь эти разбирательства закончились уже почти два года назад.

Требование о выдаче Ассанжа в Швецию и невозможность его допроса в Лондоне объясняется на сайте прокураторы тем, что по шведскому закону, в такого рода уголовных процессах, присутствие ответчика в суде обязательно. И, мол, если доказательств на возбуждение дела хватит, то и нахождение Ассанжа в Швеции будет необходимо, в суде. Поэтому и был выдан международный ордер на его арест.

Как считает прокурор в отставке Рольф Хиллегрен, о чем он пишет в статье в газете Свенска Дагбладет, ведущий дело прокурор мог бы его закрыть, даже не проводя с Ассанжем дополнительных допросов или следственных действий, настолько все кажется ясным. И в этом его полностью поддерживает наш собеседник:

"Я полностью согласен с прокурором Хиллегреном, в таком допросе необходимости нет. Но прокурор настаивает на допросе, и это, кажется, единственная причина для того, чтобы приводить весь этот механизм в движение. Ну и ради бога, езжай, допроси. Все это сильно подрывает доверие к шведской системе правосудия".

То есть вы думаете, это дело подрывает доверие к шведской правовой системе?

"Разумеется. Я думаю многие в мире удивляются, что происходит в Швеции, когда Ассанжа не могут допросить там, где он есть, в Англии. Многие поражаются тому, что его представляют в СМИ как насильника. Ведь это очень быстро разнеслось по миру в 2010, что его подозревают в изнасиловании. За границей под изнасилованием понимают физическую форму деяния. Ну а в нашей стране под этим могут подразумевать ментальное насилие, психологическое влияние. Что изнасилованием за границей, в юридическом смысле, не является. В международном плане такое объяснить сложно".

Сванте Торсель напоминает, что английский суд не разбирал степень вины Ассанжа в изнасиловании, а именно вопрос о его выдаче в Швецию, где уровень степени доказанности содеянного может быть чрезвычайно низок.

Джулиан Ассанж укрывается от выдачи в Швецию в посольстве Эквадора в Лондоне, фактически под самостоятельно созданном им домашним арестом, с июня 2012 года. Может быть не из юридических а из гуманитарных соображения, могла бы Швеция его из этого заточения отпустить? "Фактически, можно констатировать, что шведское государство привело к тому, что Ассанж лишен свободы в Эквадорском посольстве. Конечно, он сам туда бежал, но к этому его вынудило шведское государство. В Швеции человека можно поместить в предварительное заключение без ограничения срока. Бывали случаи, когда люди сидели в СИЗО по два, три года. То есть, юридически, никаких противопоказаний нет, но нужно понимать, что юридическая сфера не может оставлять без внимания гуманитарную составляющую и должна соотноситься с тем, что является реальным основанием для подобной меры пресечения".

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".