История шведского бизнеса в России, 1850-1917

7:35 min

Антология "История шведского бизнеса в России, 1850-1917" составлена из статей шведских и российских ученых. Публикации на английском языке, но к каждой статье есть краткое резюме на русском. Все статьи написаны специально для этой антологии и ранее не публиковались. Ни на русском, ни на шведском языках.

Презентация антологии состоялась в Нобелевском музее. Он по-прежнему находится в самом сердце Старого города шведской столицы, хотя на первом этаже развешаны по стенам и расставлены на столах макеты и проекты будущего, своего собственного Нобелевского музея. "Своего собственного", поскольку нынешнее помещение Нобелевский музей арендует в здании бывшей биржи.
Вот в первом зале Нобелевского музея и проходила презентация книги об истории шведского бизнеса в России. Немалую долю в этом бизнесе занимало Товарищество Бра Нобель, связанное с братьями Нобель, да и с самим основателем Нобелевской премии.

Редактор антологии Мартин Краг/ Martin Kragh, доктор исторических наук, преподаватель истории экономии в Центре исследований России и Евразии в Упсале. Научный координатор проекта по выявлению истории шведского предпринимательства в России. А выявлено в ходе проекта немало, поскольку с обеих сторон участвовали архивы: Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга в России, где хранятся, в частности, фонды Акционерного общества  машиностроительного завода "Людвиг Нобель" и Русского акционерного общества "Л.М. Эрикссон и Ко", а в Швеции - фонды Центра промышленной истории в Стокгольме. Теперь появилась возможность сопоставления архивного материала о деятельности шведских и шведско-русских предприятий в двух совершенно разных политических и культурных контекстах. Важной задачей было оцифровывание исходников в ходе проекта, что сделало десятки тысяч документов доступными для исследователей. И не только экономистов, но и политологов, дипломатов, историков, поскольку углубляет знания о связях Швеции и России,- говорит Мартин Краг:

- Россия до 1917 года была важным рынком экспорта для шведских предприятий, все крупные шведские фирмы были там: Эрикссон, Альфа-Лаваль, СКФ/ SKF (производство подшипников), нефтяной концерн братьев Нобель... Это мы знали и раньше, но мало кто занимался всерьёз изучением этой темы и этого периода. Особенно, если сравнивать с огромным количеством архивного материала, то становится явным непропорционально малое число изученных архивов. Еще очень многое предстоит сделать и эта антология - только первый шаг, говорит Мартин Краг и называет российских авторов сборника: Марина Чичуга из РГГУ (Московский государственный гуманитарный университет), профессор Леонид Бородкин, специалист в области экономической истории, МГУ (в соавторстве с Анной Дмитриевой, старшим преподавателем исторического ф-та МГУ), археограф Антонина Долганова и доктор ист.наук, главный архивист Центрального гос. архива Санкт-Петербурга, не говоря уже о шведских авторах статей (есть и одна статья немецкого архивариуса Рейнхарда Фроста о банковских операциях Дойче Банка с Россией).

С точки зрения российских ученых, занимающихся экономической историей, Швеция - маленькая страна. Рассматривая инвестиции в России, они, скорее думают о Бельгии, Германии, Великобритании, Франции, т.е. о крупных странах на рубеже XIX и XX веков. Швецией мало кто занимался. Так что здесь тоже есть "диспропорция" или отсутствие равновесия, поскольку со стороны Швеции, напротив, Россия всегда была большой и интересной страной и рынком, а изучать эти экономические связи - этим в Швеции тоже мало кто занимался, хотя российский рынок всегда был для Швеции важным, - говорит Мартин Краг:
- Только представьте, сколько всего произошло, если посмотреть с 1850 года, через "великие реформы" Александра II и до русской революции: десятилетия растущей интеграции России в Европу. А потом - столько же почти десятилетий того, что Мартин называет "фрагментированием", когда советская Россия и Советский Союз уже не имели такого взаимообмена с Европой, какой был до 1917 года. Так что доступ к архивам России мы, ученые, получили только после 1991 года, после распада СССР. Из-за "железного занавеса" многие успели забыть, что тысячи шведов работали когда-то в России, шведские инженеры ехали туда работать на российских предприятиях, открывали новые шведские фирмы. Эрикссон, Альфа-Лаваль, СКФ/ SKF, Асеа/ ASEA были действительно крупными концернами в России, Россия была для шведских фирм и огромным рынком, напоминает Мартин и говорит, что с годами мы, шведы, потеряли это "российское измерение" нашей собственной истории.
Сам Мартин Краг знает, естественно, русский язык, много лет работал в российских архивах, но на вопросы предпочитает отвечать на родном шведском языке. Какую из статей сборника он, как редактор, хотел бы отметить особо? Пожалуй, статью соавторов Леонида Бородкина и Анны Дмитриевой из МГУ:
- Профессор Бородкин анализировал эволюции курса ценных бумаг Товарищества нефтяного производства братьев Нобель на фондовой бирже в России. Так вот, в начале XX века, в 1910 году, курсы нобелевских акций были самыми высокими. Их оценивали примерно в  130 миллионов золотых рублей. Это примерно в 4 раза выше акций Брянского или Путиловского заводов, которые, в общем, занимали второе и третье места в этом списке. Это дает какое-то представление о громадности нобелевского концерна. Там работали тысячи людей, а деятельность его распространялась на всю российскую империю. На это нам открыли глаза исследования, представленные в данной статье, говорит Мартин Краг.

Его личный вклад в антологию (помимо редакторской работы) - обзор истории шведско-русских торговых и финансовых отношений, начиная с 1840 по 1920 год.
На первом этапе в России появляется шведская судостроительная промышленность, начинается становление династии Нобелей в середине XIX века.
Второй этап начинается с развития шведских машиностроительных фирм в России. Он удачно совпал с ранним периодом русской индустриализации. Привлекательность российского рынка усиливало то, что он был одним из наиболее близких, прибыльных и доступных в плане инвестиционных возможностей.
Третий и заключительный этап происходит на фоне Первой мировой войны и заканчивается захватом политической власти большевиками в 1917 году и отмены права частной собственности на землю, промышленность, торговлю и любые значительные области экономического обмена. Все обязательства и долги предыдущих правительств были - в одностороннем порядке - объявлены недействительными советским правительством. К середине 1920 года большая часть промышленности была национализирована. Это и было, как пишет Мартин Краг в своей статье, "крупнейшим случаем экспроприации и суверенного дефолта в глобальной экономической истории".

Напомним, что представленная вчера в Нобелевском музее антология - результат большого проекта, действующего уже несколько лет по инициативе стокгольмского Центра бизнес-истории.

Ирина Макридова