Даниэль Эспиноса. Фото: Daniel Espinosa. Фото: Mikael Grönberg/ Sveriges Radio
Даниэль Эспиноса. Фото: Daniel Espinosa. Фото: Mikael Grönberg/ Sveriges Radio

Шведскому режиссеру советовали вырезать из "Номера 44" некоторые эпизоды

6:33 min

Даниэль Эспиноса о причинах снятия с проката в России своего фильма, об исторических параллелях и своей любви к русскому искусству

После того, как пришло известие о запрете проката в России и Белоруссии американско-британского фильма Child 44 ("Номер 44" русское его название) мы связались с  автором фильма - шведским режиссером Даниэлем Эспиносой.

- Очень неприятно, я считаю, это, прежде всего, очень неприятное указание на то, куда движется современная Россия, все больше склоняясь к авторитарному режиму, это очень опасное предупреждение. Запретили мой фильм, и это очень неприятно, - повторяет режиссер, - но еще более печально, что подвергаются цензуре работы российских художников.

- В фильме вообще нет ничего, что могло бы поставить под вопрос героическую борьбу советских военных, победивших нацистскую Германию, нет ничего оскорбительного в их адрес. Фильм не об этом, - говорит Даниэль Эспиноса. То, что может российским режимом восприниматься проблематично, это те эпизоды, которые описывают преследования и массовые убийства гомосексуалистов в Советском Союзе, когда гомосексуалистов делали козлами отпущения всевозможных преступлений.

- Когда мы снимали эти эпизоды, то и для меня и для автора романа (Child 44) Тома Роба Смита важно было провести параллель с тем, что Россия делает в этом плане сегодня...

Что же заставляет шведского режиссера думать, что именно эти параллели стали причиной запрета проката его нового фильма сначала в России, а потом в Беларуси?

- Неделю назад в интервью одной крупной американской газете я рассказал именно об этих эпизодах фильма, о том, что эта тема была одной из главных мотиваций в работе над фильмом. Через пять дней после публикации этого интервью фильм (в России) запретили, - в причинах запрета Даниэль Эспиноса не сомневается.

Может быть, есть и другие причины? Критические отзывы говорят о клише, о голливудских штампах, о схематических кинообразах, о смешных русскому уху фамилиях героев: Малевич, Бродский...

- Эти имена есть в романе, и, снимая фильм по роману, исходят из его содержания. Роман издавали в России гораздо более демократичной, чем сейчас (2008 год. В русском переводе - "Малыш 44" - прим. ред.). Тогда такого нажима, как сейчас, там еще не было. Все, что показывается в фильме, идет от книги, а книгу никто так не критиковал.

Что же заставило Даниэля Эспиносу взяться за экранизацию этого бестселлера Тома Роба Смита?

- Я наполовину чилиец, наполовину швед. Мои родители эмигрировали в Швецию, спасаясь от гнета режима Пиночета, так что я вырос на истории об этой авторитарной диктатуре, которой они бежали. Тема диктатуры всегда меня интересовала, и когда у меня в руках оказался сценарий фильма о диктатуре, о кошмарном времени советской истории - 1952, 1953, 1954 годы, - о пике сталинской диктатуры, завершившемся его смертью, о показавшихся просветах, - главного героя в конце фильма прощают после речи Хрущева, - тогда от этого предложения  отказаться было невозможно, - считает Даниэль Эспиноса.

Работал он в тесном контакте с писателем. Тому Робу Смиту и издательству результат понравился, как и российским прокатчикам, которые посмотрели фильм три месяца назад. Прокатчики планировали организацию широкого проката "Номера 44".

И никакого давления Голливуда Эспиноса, работая над фильмом, не ощущал:

- Скорее наоборот, вместе с тем, многие там хотели, чтобы я отказался от сцен преследования гомосексуалистов, полагая, что эти сцены могут быть восприняты в России как отталкивающие, но потому, что они были очень важны для меня и Тома Роба Смита, мы их сохранили. Главная цель Голливуда - заработать деньги, и запрет на демонстрацию фильма в России контрпродуктивен для Голливуда.

Даниэль Эспиноса не думает, что фильм принесет кассовый успех: слишком узкая ниша. И фильм, считает он, скорее европейский, чем американский, не говоря уже о том, что в фильме снимались одна шведка и два шведа: Нуми Рапас, Юэль Киннаман и Фарес Фарес. Продюсер фильма - Ридли Скотт - британец.

Это интервью шведский режиссер решил завершить следующей декларацией:

- Я испытываю глубокое уважение к русскому народу, я вырос на российских художниках: на Достоевском, Тарковском, Стравинском, Прокофьеве... Россия дала нам крупнейших художников в XX веке, в XIX веке, в XXI веке тоже, и совершенно возмутительным, что Россия начинает преследовать свободное творчество.

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Du hittar dina sparade ljud i menyn under Min lista