Den havererade och lappade reaktorn i Tjernobyl (Foto: Maria Persson Löfgren/Sveriges Radio Ekot)
1 av 5
"Заштопанный" реактор в Чернобыле Foto: Maria Persson Löfgren/Sveriges Radio Ekot)
Шведские АЭС ненадежны
2 av 5
Шведская АЭС в Форсмарке/Forsmark - самая ненадежная в Европе. Foto Bertil Ericson / Scanpix
Элисабет Хедборг. Фото: Yvonne Åsell/SCANPIX
3 av 5
Элисабет Хедборг была в 1986 г. корреспондентом в Москве. Фото: Yvonne Åsell/SCANPIX
Элисабет Хедборг, журналист и эксперт по России
4 av 5
Элисабет Хедборг, журналист и эксперт по России
Tjernobyls reaktorer i Ukraina 1986. Foto: Volodymyr Repik/TT
5 av 5
Tjernobyls reaktorer i Ukraina 1986. Foto: Volodymyr Repik/TT

Чернобыльская авария: Мы сообщили первыми

11 min

Наша редакция была первой в мире русскоязычной станцией, сообщившей об аварии на Чернобыльской АЭС в 1986-м году. 26 апреля исполнится 30 лет после Чернобыльской катастрофы, но нашей редакции тогда уже не будет. Поэтому мы повторяем материал 2001-го года, к 15-летию аварии.

Чернобыль, 15 лет спустя...

Год 1986.
Суббота 26 апреля.
Точное время 01.24.
Чернобыль. Четвёртый энергоблок Чернобыльской атомной электростанции сотрясает взрыв. Сразу за ним ещё один. Начинается пожар. Рушатся здания. Над местом аварии встаёт облако, несущее никому не заметную угрозу... Направление ветра - северо-западное...

Воскресенье 27 апреля.
Шведский народ отдыхает, гуляет... На улице, наконец, тепло, весна. Внимание многих сконцентрировано на том, что происходит в Москве.

Там, на первенстве мира по хоккею сборная Швеции вышла в финал. Предстоит поединок со сборной СССР за золото. Болельщики с трудом засыпают в этот вечер и видят во снах золотые медали, не ведая, что радиоактивное облако уже здесь, уже над ними. Ночью идёт дождь. Тёплый, весенний дождик.

Позывные новостной редакции Eko Шведского радио, новости

Воскресение 27 апреля. Утренние новости. Сообщение о повышенной радиоактивности вокруг АЭС Форсмарк, пару сотен километров на север от Стокгольма. Это первый знак миру о том, что произошло, но никто пока и не подозревает о том, что предстоит. О том, что это только начало...

Руководство АЭС Форсмарк принимает решение эвакуировать персонал - примерно шестьсот человек. На территории станции остаётся около сотни служащих, для того, чтобы продолжить измерения, определить место утечки, предотвратить аварию.
Инженер радиационной защиты Тумас Юханссон, тогда, ровно пятнадцать лет тому назад - ответственный за второй реактор шведской АЭС - один из них. Он хорошо помнит этот день...

Новостная редакция "Эхо" шведского радио докладывает с места эвакуации служащих Форсмарка о возрастающем недовольстве - люди, собранные на футбольном поле в двадцати километрах от своего рабочего места, жалуются на то, что им слишком долго приходится ждать проверки - на всех всего один дозиметр.

Время тянется медленно. Капает дождик. Теперь, никому он уже не кажется по-весеннему добрым.

Один за другим люди проходят проверку, у многих обнаруживаются повышенные дозы радиации. На подмётках. Приходится снимать обувь, её собирают в полиэтиленовые мешки. Гора мешков растёт, с нею растёт и возмущение - ведь скоро по телевизору матч! СССР - Тре Крунур! Но домой не отпускают...

На территории АЭС и в округе продолжаются измерения, и, хотя уже подозревают, что что-то здесь не так, полной уверенности пока нет.

Вспоминает Тумас Юханссон, один из тех, кто в этот день работал на АЭС Форсмарк со счетчиком Гейгера в руке.

Поступают всё новые сведения: из Норвегии, Финляндии, Дании. Становится ясно, что радиация - не отсюда. Высказываются предположения, подозрения, анализируются направления ветра, замеряется излучение...

И вот - вечерние новости - из Москвы, корреспондент редакции Эхо Элизабет Хедборг, сообщает... не о золотых медалях, которые так и не удалось завоевать сборной Швеции, а о совершенно ином...

Это первое официальное подтверждение произошедшей катастрофы. Это только начало.

Элизабет Хедборг, которая в 1986 году работала в Москве в качестве корреспондента Шведского радио/ Sveriges Radio вспоминает, как это было, в каких условиях приходилось работать, как трудно было в СССР получать информацию...

(слушайте рассказ Элизабет Хедборг целиком в аудиофайле, прикрепленном к этому материалу или в сегодняшнем подкасте)

Конечно, последствия катастрофы в Швеции невозможно сравнить с последствиями на Украине, в Белоруссии. Радиоактивное загрязнение распространялось на запад - юго-запад, северо-запад, в скандинавские страны, потом на восток - очень большой, мощный след с обильными осадками. Потом тучи пошли на юг и юго-запад: Румыния, Болгария, запад: южная Германия, Италия, Австрия, альпийская часть Швейцарии. В сводной карте указывается, сколько цезия выпало в каждой стране, и в целом по Европе. В Белоруссии - 33,5% от всего выброса, в России - 23,9%, на Украине - 20%, в Швеции - 4,4%, в Финляндии - 4,3%. В Швеции наиболее пострадали северные провинции Вестерботтен, Вестерноррланд, Естрикланд, Уппланд, Вестерманланд

И вот, пятнадцать лет спустя, мы спрашиваем Элизабет Хедборг - возможно ли подобное замалчивание событий властями сегодня?

Что она отвечает, вы узнаете, прослушав аудиофайл, прикрепленный к материалу или сегодняшний подкаст.


Все эти годы Швеция, сама попавшая под радиоактивные осадки, оказывала гуманитарную помощь Украине и Белоруссии самыми разными способами: шведские семьи и организации принимали на летний отдых детей, пострадавших в результате аварии или, например, отправляли медицинское оборудование и другие предметы первой необходимости. В посольстве Украины в Швеции 26 апреля 2001 года состоялось награждение тех - многочисленных - шведских организаций и частных лиц, которые все эти годы помогали жертвам Чернобыльской катастрофы.

Но, быть может, одним из самых серьезных уроков Чернобыля - является как раз необходимость открытости информации, гласности.

Передача вышла в эфир 26 апреля 2001 года. Глеб Мейлер, который работал тогда в нашей редакции, временно заменяя сотрудника в родительском отпуске, умер в октябре 2001 года от рака. Ему не исполнилось еще и 41 года.

Повтор подготовила Ирина Макридова

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Du hittar dina sparade ljud i menyn under Min lista