Lena Cousins och Lotta Ederth. Foto: Sveriges Radio
1 av 2
"Блюстители языка" Lena Cousins и Lotta Ederth. Foto: Sveriges Radio
Lena Cousins, språkvårdare på SR. Foto: Ylva Bogegård/Sveriges Radio
2 av 2
Lena Cousins, "блюститель языка" на Шведском радио/ SR. Foto: Ylva Bogegård/Sveriges Radio

Изменился тон замечаний о языке Шведского радио и ТВ

Язык-чувства-политика
8:07 min

"Блюстители языка", наблюдающие за использованием шведского языка на Шведском телевидении/ SVT и на Шведском радио/ SR отмечают ужесточение тона жалоб и претензий, с которыми обращаются к ним телезрители и радиослушатели.

Жалующихся можно разделить на две группы. Одна - это, так называемая "языковáя полиция". Они недовольны тем, что учащается использование диалектов шведского языка, они делают замечания по грамматике.
Вторая группа, которая всё больше вытесняет первую, это "языковые активисты". Им кажется, что за выбором слов и выражений на каналах Public Service (то есть, общественном радио и телевидении) скрывается "политическая позиция". Такой вывод делает один из "блюстителей языка"/ språkvårdarna Лотта Эдерт/ Lotta Ederth:

- Да, это случается не так уж редко, что радиослушатели и телезрители, которые звонят или пишут нам мейлы, намекают, а то и прямо говорят, что мы, якобы, даём указания журналистам, какие слова или термины им следует использовать, а какие нет, исходя из политических соображений. Это, разумеется, не так, - говорит Лотта Эдерт.

И она (Lotta Ederth), и ее коллега Лена Касинс/ Lena Cousins, считают, что с прошлого лета замечаний стало не только больше, но и сам тон их изменился, становясь всё чаще агрессивным и злобным:

- Я это заметила летом прошлого года и спросила коллегу, работавшую дольше меня: "Не кажется ли тебе, что тон звонков и мейлов становится несколько неприятным?" Она со мной согласилась. Мы не ведем никакой такой статистики, но она тоже отметила для себя, что тон жалоб и замечаний стал жёстче:
 

- Мне кажется, что многие из тех, кто нам звонит и пишет, заранее уже решили для себя, "как должно быть правильно". То есть, они к нам обращаются не для того, чтобы обсудить вопрос и, возможно, услышать другие точки зрения на него или другие подходы, а только для того, чтобы указать нам на то, "как должно быть":

- Это разного рода расисты или люди, которые считают, что надо ограничить число беженцев и иммигрантов. Чаще всего к нам обращаются именно такие. Даже если они в этом и не признаются, то их взгляды всё равно "просвечивают", так сказать, "между строк".

Лотта Эдерт/ Lotta Ederth и Лена Касинс/ Lena Cousins возвращаются к тому, что люди, звонящие им настолько переполнены чувствами, что никакого места для дискуссии просто не остается.

В этом, собственно говоря, нет ничего нового. Звонки и письма от "языковых полицейских" которые абсолютно так же уверены в своей правоте, как и в том, что все остальные - дикторы, ведущие телепрограмм - говорят или произносят слова неправильно, были всегда. Но вот нападки на сам выбор слов, из-за того, что они "политически заряжены или окрашены" - это растущая по числу претензий волна.

Доминируют соображения о выборе слов в радио- и телепрограммах, где речь идет о беженцах, миграции, иммиграции и о "шведскости", но есть претензии и к таким терминам, как феминизм, половая идентичность и антирасизм, то есть, к вопросам идентификации/ определения себя и других по всему политическому диапазону, говорит Лотта Эдерт:

- Если взять такое слово, как "раса", о которой говорят многие, то существует, не то чтобы фаланга, но всё-таки группа людей, которые считают, что мы обязаны использовать этот термин "раса". Они считают, что это - единственный способ показать наличие расизма в общества и нужно уметь объяснить, что это такое.
Но есть и другая сторона, говорящая "нет", нельзя говорить об этом, нет никаких рас, прекратите вообще упоминать это слово, - говорит она, а Лена добавляет:

- ... существует только одна раса", - говорят они.
Такие взгляды выражают те, кто называет себя "антирасистами", - добавляет Лена Касинс,
- Да, - подтверждает ее слова Лотта Эдерт.

Можно было бы сделать вывод, что именно чувства заставляют человека оценивать политические явления в зависимости от того, какими они отражаются в его сознании, а не от их реального содержания. Другими словами, человек воспринимает политическую реальность чаще всего такой, какой она представляется его чувствам и эмоциям, которые, действуя по собственным законам, вполне могут неадекватно отражать окружающий мир. Изучением влияния чувств на политику занимается, например, Йенс Юнггрен/ Jens Ljunggren, историк, работающий в Стокгольмском университете.
По его мнению, чувства стали центральной частью политических дебатов, перейдя из сферы, считавшейся ранее антилиберальной и экстремальной, присущей эксклюзивно таким движениям, как нацизм и коммунизм.
В этом развитии сыграли свою роль и СМИ, считает он:

- Медиа - тоже являются силой, которая подталкивала выражения чувств на политическую арену. В Швеции телевидение проникло в каждый дом в 1960-70-х годах, и с тех пор всё медийное развитие связано с проявлением и выражением чувств. В том числе и в политике. Идет постоянный поиск политической драмы в медиа, - говорит Йенс Юнггрен.

По его мнению, центральным чувством в политических дебатах становится гнев. Это чувство в последнее время всё больше распространяется и закрепляется в социальных сетях, в комментариях, на альтернативных медиасайтах и на сайтах, которые в Швеции принято называть "сайтами ненависти". Важным компонентом общественных дебатов стал, разумеется, интернет, сыгравший роль в том, что сам тон дискуссий становится всё жестче, злее, агрессивнее, и что разные политические группировки поляризуются всё больше.

"Блюстители языка" Лена Касинс/ Lena Cousins и Лотта Эдерт/ Lotta Ederth тоже считают, что новый "медийный ландшафт" - важный фактор в том, что всё больше людей обращаются к ним со всё более жёсткими, злобными и агрессивными призывами..

Эта бескомпромиссная риторика демонстрирует абсолютно новый взгляд на то, какую власть имеет язык, делает вывод Лена Касинс/  Lena Cousins:

- Это видно по разным подходам к языку: мы, "блюстители языка", по традиции считает, что изменения в обществе являются причиной изменений в языке. Тогда как "языковые активисты" хотят изменить общество путем изменения способов применения языка, - сказала Lena Cousins в интервью нашему коллеге Fredrik Ramel

Добавим, что служба "блюстителей языка"/ språkvårdare существует с очень давно. Три человека обслуживают Шведское радио/ Sveriges Radio, Шведское ТВ/ SVT и отдел общеобразовательного ТВ/ UR, давая советы и отвечая на вопросы. Например, где ударение в иностранных именах и фамилиях, как правильно произносить иностранные и шведские имена или географические названия и т.п. Эта служба выпускает с 1981 года более или менее регулярно "Письмо о языке или языковое письмо" / Språkbrevet, на которое любой может подписаться бесплатно. Раньше мы его получали "в бумажном виде", а с 2014 года оно существует только в цифровом виде. Это короткая справка с перечислением новых имен (музыкантов, например, или политиков) и указанием, как правильно их произносить. К нам тоже не раз обращались из этой службы за справками о произношении фамилий спортсменов или музыкантов. О задачах и работе этой службы можно почитать на их сайте (по-шведски) Språkvård

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".