Du måste aktivera javascript för att sverigesradio.se ska fungera korrekt och för att kunna lyssna på ljud. Har du problem med vår sajt så finns hjälp på https://kundo.se/org/sverigesradio/
Новости по-русски из Швеции

Астрид Линдгрен: "У меня никогда не было лишнего времени"

Publicerat torsdag 4 februari 2016 kl 18.38
Астрид Линдгрен рассказывает и поет
(12 min)
Астрид Линдгрен в студии Шведского радио в ноябре 1955 года. Фото: Jarl Ekenryd/SVT
Астрид Линдгрен в студии Шведского радио в ноябре 1955 года. Фото: Jarl Ekenryd/SVT Foto: Jarl Ekenryd

Первое интервью Астрид Линдгрен русской редакции "Радио Швеция".

Детский дом Астрид Линдгрен в Санкт-Петербурге? Кто-нибудь знает?

Чего хорошего в Швеции? спросил я почти 25 лет назад, тогда еще сравнительно молодой репортер "Радио Швеция", Астрид Линдгрен. 

- Самое лучшее то, что это моя страна. Здесь я дома, я дома и в старой крестьянской культуре и в Стокгольме.

Мне легко любить людей, мне легко любить всё мое окружение... Здесь я чувствую себя дома гораздо больше, чем в любой другой стране. 

Астрид Линдгрен принимала меня в своей квартире на улице Далагатан, сейчас там нечто вроде квартиры-музея, куда уже впускают за плату. Мы сидели в гостиной, где всё было просто и просторно. Старенький диван, мало книг, спартанская, можно сказать, обстановка. Астрид Линдгрен с золотым кулоном на груди, который оказался, на самом деле, толстым увеличительным стеклом, читать без него она уже не могла, на кухне с чем-то возилась её помощница, все было очень по-домашнему... 

- Что в Швеции самое плохое? На этот вопрос ответить трудно, здесь тоже много абсурдного. Я могу впасть в ярость и отчаяние, когда слышу, что толстые мужики летят из Швеции в Таиланд и покупают себе маленьких девочек. И тогда я на грани того, что мне не хочется быть шведкой. 

Еще ей не нравилась власть денег.

- Культура стала для многих экономической культурой, уступив место культуре настоящей.

Когда я спрашиваю про деньги, Астрид Линдгрен смеется:

- Я могла бы быть гораздо более состоятельной, но слежу за тем, чтобы денег у меня оставалось не очень много. 

На момент записи этого интервью у Астрид Линдгрен было семь внуков и внучек и шесть правнуков и правнучек, и она сетовала, что ей хотелось бы встречаться с ними гораздо чаще, чем это удается. И смеется:

- Такие вот журналисты мешают всё время... 

Все её деньги ей принесли её персонажи. Больше всех, конечно, Пиппи-Длинный чулок, или Пеппи, как её называли сначала в России, где главным героем всегда оставался, конечно, Карлссон, который живет на крыше.

- Карлссон, он как избалованный ребенок, который думает, что он - самый лучший, самый красивый, самый замечательный, много лет назад написала я его песню, - Астрид Линдгрен напевает, - ты думаешь, ты кто? ты думаешь, ты кто? Да ты против меня - ничто, ля-ля-ля, ля-ля-ля… Карлссон для меня - фигура несколько отдаленная, Пиппи и, прежде всего, Эмиль из Лённеберги ближе всех моему сердцу. Эмиль - он из моего детства, из Смоланда, и он живет среди людей, среди крестьян, которые мне хорошо знакомы с моих юных лет. 

Мы разговаривали долго в тот раз. Астрид Линдгрен рассказывала о детях, о своей незаживающей ране: сын Лассе ушел из жизни в 1966 году, о дочери, об их детях, о правнуках, один из которых, четырехлетний, особенно неповторимый, всё время повторял:

- Ты старая, ты старая, и так всю дорогу, - смеется Астрид Линдгрен.

И она задавала много вопросов. Похоже, что это было интервью в интервью. Её интересовало сколько мне лет, женат ли я на шведке или на русской, сколько у меня детей, похвалила, узнав, что они читают её книжки и по-шведски и по-русски. Когда я рассказал, что на встрече нашей редакции со слушателями в Санкт-Петербурге, они попросили её сочинить сказку, Астрид Линдгрен начала:

- Жил-был паренек, которого звали... которого звали Юрий. И он приехал в Швецию и поселился здесь, и в один прекрасный день, он... А дальше ты сам продолжишь, - сказала писательница. На это я сказал, что соревноваться с Астрид Линдгрен не могу, с чем она согласилась.

Перед интервью, когда я подошел к её двери, тогда я услышал, что она что-то напевает. А было известно, что Астрид Линдгрен что-то поет всегда, даже когда идет по улице. И я набрался смелости (наглости?) и попросил её что-нибудь спеть. И она запела:

Жалко малое дитя

Бредёт по полям в мороз

Снег в рукавицах и башмаках

А глазки, полные слез... 

- Детям сейчас приходится тяжело, они же не понимают, я не могу сказать, что тяжело детям в Швеции, здесь им довольно хорошо, - замечает Астрид Линдгрен, - но если посмотреть на весь мир, то становится невероятно горестно, когда видишь, как дети бегут с родины и ищут убежища в других странах. Всё их детство уничтожено. Очень жалко детей.

Иногда думаешь, что она сказала бы сегодня... Еще она рассказывала тогда, о своей борьбе за права животных, с которыми, она считала, обращаются не по-человечески.

- Дни мои пролетают так, что я моргнуть не успеваю. Не думай, что у меня есть хоть минута свободного времени. Я пытаюсь выкроить время для прогулки в парке, чтобы размяться. Есть много людей, которые не знают, чем им заняться, чтобы провести время, но я не знаю, чего они хотят от жизни. У меня никогда не было лишнего времени. 

Астрид Линдгрен посвятила меня в программу одного своего дня: приезжали с киностудии, обсуждали будущий фильм, следующие посетители расспрашивали о хорошей её подруге - фотографе Анне Ривкин-Брик, которая родилась в Гомеле, а скончалась в 1970 году в Израиле, бюст её стоял на книжной полке, они вместе сделали девять фотокниг, Астрид Линдгрен писала к ним тексты. Посетители собирались писать книгу об Анне Ривкин. Потом была актриса "Драматена", Стокгольмского драматического театра, которой досталась роль Пиппи Длинного чулка. Потом был фотограф, потом редактор одной газеты, и день, практически, кончился. 

Каждый год, рассказал я, когда приближается осень, меня спрашивают: кто в этом году получит Нобелевскую премию по литературе? И что ты отвечаешь, поинтересовалась Астрид Линдгрен? Я всегда отвечал: Астрид Линдгрен. 

- Не надо мне этого желать. Я уже получила "детскую нобелевскую премию", дети сами её учредили, и от неё я отказаться не могла. И на деньги, которые они собрали, будет устроен детский дом для бездомных детей Санкт-Петербурга. 

Эта "детская нобелевская премия" была собрана по подписке по инициативе маленькой жительницы Хедемуры, городка в провинции Даларна, которая решила, что не присуждать Нобелевскую премию Астрид Линдгрен - вопиющая несправедливость. Денег собрали много, поведала мне писательница. 

- Дети сами хотели, чтобы деньги ушли в Санкт-Петербург, 300 000 там было, вполне сравнимо с Нобелевской премией, - смеется Астрид Линдгрен. 

На момент того разговора писательнице было 85 лет. За 50 почти лет она, по её словам, написала 35 книг, фотокниг не считая. Всемирная известность. Статус совести нации. Но что же было, всё-таки, высшими моментами её насыщенной событиями жизни?

- Высшие моменты в жизни женщины - это когда у неё появляются дети. Так было и у меня. Двое детей родились у меня. И такие же моменты - рождение внуков. А вся эта кутерьма с призами, наградами, я всё это быстро забываю, у меня их целый список, я почетный доктор там, я почетный доктор здесь... 

На прощание Астрид Линдгрен сказала:

- Передавай привет своим детям и всей своей стране!

Я передал тогда, передаю и сейчас...

                                                        Юрий Гурман

                                                        jurij.gourman@sr.se

 

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Har du frågor eller förslag gällande våra webbtjänster?

Kontakta gärna Sveriges Radios supportforum där vi besvarar dina frågor vardagar kl. 9-17.

Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".