Carola Hansson. Foto: Anna Tullberg/SR
1 av 3
Карола Ханссон/ Carola Hansson. Foto: Anna Tullberg/SR
Carola Hansson nominerades till Augustpriset. Foto: Vilhelm Stokstad/TT
2 av 3
Carola Hansson номинирована на премию Августа (Стриндберга) / Augustpriset. Foto: Vilhelm Stokstad/TT
Carola Hansson. Foto: Sara Mac Key
3 av 3
Карола Ханссон/ Carola Hansson. Foto: Sara Mac Key

Карола Ханссон и роман "Андрей" о сыне Льва Толстого

Карола Ханссон и ее роман "Андрей"
7:35 min

Интервью с Каролой Ханссон/ Carola Hansson о ее романе "Андрей" - а старшем сыне Льва Толстого.

Повтор интервью Юрия Гурмана с писательницей о ее романе "Андрей"/ Andrej. Интервью было в эфире 23 сентября 1994 года.

Это интервью есть только в аудиофайле.

Текст ниже - о романе Каролы Ханссон/ Carola Hansson "Сон учителя", от 30 сентября 2005 года.


С Каролой Ханссон мы знакомы. Рассказывали и говорили о романе «Андрей» - о старшем сыне Льва Толстого - занятное было проникновение в нутро человека полураздавленного талантом и славой отца.

Примечательна была и книга «Обходительный»: героиня отчаянно пытается удержать мать, которая исчезает в дымке старческого слабоумия, и, в то же время, хочет понять, кем же на самом деле был её отец. Попытка, обреченная на провал, - дополнительный груз открытия - отец поддерживал нацистов, симпатизировал Гитлеру и гитлеровцам. Героиня, теряющая почву под ногами, спасение обретает в любви - к потерянным, но обретенным в этой любви близким.

Новый роман называется «Сон учителя». Толстенный, что, в общем, не характерно для современной шведской литературы, 500 с лишним страниц, исписанных мелким-мелким шрифтом. О сестрах-близнецах Агнес и Адине. Сравнительно рано оставшихся без матери и отправившихся из шведского города Уппсалы в центр Китая - проповедовать Евангелие.

Она пишет, как Лев Толстой, Карола Ханссон. Чтобы не быть голословным:

«... и потому, что походы матери в мире памяти всегда вели напрямую от белых надгробных покрывал к белому дому под соломенной крышей на отшибе маленького селенья, дому, в котором из поколения в поколенье жил род её отца, у Адины и её самой - Агнес, никогда не было иного выхода, кроме как с глубоким вдохом предоставить ту маленькую девочку судьбе и опять склониться над своими куклами(или пяльцами) и слушать материнские описания розового сада её детства, кур, машущих крыльями над проселочной дорогой, медленно текущей речки с запахом ила. Затем шли, разумеется, зеленые холмы, пасущиеся овцы, цветущий вереск, мертвый дуб, ветви которого, как узловатые черные руки,

тянулись к небу; там было чувство пространства: «ощущать себя очень маленьким, но все равно участником чего-то огромного», там пахло травой, блеяли овцы, подол мокрой юбки шлепал по щиколоткам, дождливые облака, которые к вечеру всегда собирались над горизонтом, и наконец, но самое значимое: церковные колокола, которые через равные промежутки времени наполняли воздух своим звоном - эти колокола, которые во все времена так печально звучали над зелеными холмами и которые сейчас, в сумеречном салоне, как и раньше, вызванивают, кажется, последнее и важнейшее повествование матери: о миссионере Джеймсе Хадсоне Тейлоре - великого и прославленного сына маленького селенья».

Джеймс Хадсон Тейлор, основатель Китайской Внутренней Миссии (China Inland Mission).

Тема исключительности, отверженности, вербального и ментального чужака - сквозная тема творчества Каролы Ханссон. Во «Сне учителя» - отверженность добровольная, миссия в Китай. Время добровольного изнания - с 1922 по 1937. Как во всякой эпопеи, в романе Ханссон документальная подложка, но читателю она не прозрачна.

Сестрам-близнецам 22, они попадают к язычникам, пройдя четырехмесячный курс подготовки, оставив дома стареющего отца и пятилетнего брата.

Сестры разлучаются, когда в Китае начинается гражданская война, и Шведская церковь отзывает своих миссионеров. Остается Агнес, переживающая кризис личной веры. Вывод, который она делает: не надо пытаться понять людей, тебя окружающих. А надо что? Карола Ханссон не дает ответа.

Это понятно в романе, который называется «Сон учителя» на знаменитый вопрос учителя Чуанг-дзы: Кто я? Чуанг-дзы, которому снится бабочка, или бабочка, которой снится Чуанг-дзы» литературного ответа нет.

И его трудно увидеть в литературном тумане. Даже таком прекрасном, как у Каролы Ханссон.

Юрий Гурман, 2005-09-30

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".