Nyanlända asylsökande i Malmö. Foto: Drago Prvulovic/TT
Если семья у беженца не с собой, то объединится с ней в Швеции будет непросто. Foto: Drago Prvulovic/TT

Новые шведские правила объединения семей - самые жесткие в ЕС

Юрист Миграционной службы Карл Бекселиус: новое законодательство повлияет на процедуры рассмотрения дел
5:47 min

В мае нынешнего года в Швеции вступят в силу новые правила, касающиеся воссоединяя семей для получивших убежище в стране. Лишь люди, имеющие статус беженца по определению ООН, будут иметь право на воссоединение. Таких очень немного среди попавших в Швецию беженцев из Сирии или Ирака, что сделает Швецию одной из самых закрытых для родственного воссоединения стран среди государств ЕС. Об этом говорит исследование, проведенное редакцией Ekot Шведского радио.

Минувшей осенью правительство Швеции, под напором резко увеличивающегося потока беженцев в страну приняло временный закон, который вывел шведские правила приема на минимальный, читай крайне ограничительный, европейский уровень.

По ним практически все беженцы лишались права на воссоединение со своими семьями, за исключением тех, кто получит статус беженца по определению ООН. Именно эту категорию, по нормативам ЕС, Швеция подобного права лишить не могла.

В Швеции, как выяснилось из исследования редакции Ekot, самый меньший процент беженцев из Сирии или Ирака получают этот, теперь многими желанный, ооновский статус беженца. Лишь 10% из сирийцев, получивших разрешения в прошлом году. При этом, в среднем по ЕС - 80% сирийцев получали статус беженца в классификации ООН.

Понятно, что это означает для беженцев из Сирии в Швеции; родственников, семьи свои им долго не увидеть, может быть до получения ими шведского гражданства.

Аналогичная диспропорция и с беженцами из Ирака. Если в ЕС в среднем 90% иракцев получали статус беженца ООН, получая вид на жительство, то в Швеции лишь около половины имеют такой статус.

Именно эта раскладка и помещает Швецию, с мая месяца, когда закон вступит в силу, в категорию самых жестких, в вопросах приема беженцев, стран ЕС. Об этом говорила представитель Европейского совета по делам беженцев/ECRE Анне Басли.

При том, что практически все беженцы из Сирии, способные доказать, что они именно оттуда, могли до последнего времени получать вид на жительство в Швеции, многие эксперты делают заключение, что Миграционные службы Швеции, особо не пытались изучать вопросы насколько тот или иной соискатель убежища из Сирии мог бы подпадать под определение беженец по статусу ООН. То есть что он именно беженец от войны, которого персонально действительно преследовали за его действия, убеждения и тому подобное.

Об этом в программе Студия один Шведского радио говорил главный юрист консультационного бюро для беженцев Андерс Сундквист: "Вывод который приходится делать - оценка статуса беженца делалась в миграционной службе через чур поверхностно. Ведь думать особо не приходилось, достаточно было сделать вывод, что человек из Сирии и что ничего подозрительного в его или её рассказе нет. Ну а если расследовать ситуацию человека, как беженца по статусу ООН, то нужно было бы рассматривать массу других вопросов, а это требует времени. И в ситуации, когда чиновники стоят перед требованием об эффективности делопроизводства, то выбирается, вероятно, самый легкий путь. Так это выглядит"- говорит Андерс Сундквист при этом подчеркивающий, что доказательств того, что все именно так происходит у него нет.

В ситуации, с вступлением в силу нового, хотя и временного, на три года, закона о воссоединении семьи Андерс Сундквист предсказывает появление ряда проблем: "Мы предполагаем, что судам придется значительно больше работать. При том, что все получившие вид на жительство, но не статус беженца теперь начнут это обжаловать".

Карл Бекселиус заместитель директора Миграционной службы по правовым вопросам отрицает утверждение, что его Ведомство проводило некачественные расследования, напротив уверяет, что каждое дело проходило индивидуальную проверку: "Когда мы смотрим на обстоятельства и индивидуальные причины, не во всех случаях конфликт в Сирии таков, что есть повод говорить об индивидуальной уязвимости. Конечно это есть, но в большинстве случаев люди бегут из-за общих тяжелых условий, когда не могут купить еды, лекарства детям, дети не могут ходить в школы и тому подобное. Но это не причины для получения статуса беженца".

Впрочем, Карл Бекселиус не отрицает, что новое законодательство повлияет в дальнейшем на процедуры рассмотрения дел: "Расследования будут выглядеть иначе. Фокус будет сдвинут в сторону индивидуальной истории человека, будут подниматься вопросы о том, как общая ситуация повлияла на индивида. Вероятно, это скажется на том, что большее число соискателей будет получать статус беженца".  

 

Швеция не одинока в ужесточении своего миграционного законодательства. Многие страны вводят сроки ожидания разрешений по воссоединению семей в 2 или 3 года. В Финляндии беженец, который хочет объединится с семьей за рубежом должен зарабатывать сумму, соответствующую не менее 25 тысячам крон, около 2.5 тысяч евро в месяц. А такие деньги беженцы, как правило, поначалу зарабатывать не будут, если вообще когда-либо.

"Мы видим спираль, закручивающуюся вниз, где ни одна страна не хочет представать более щедрой и открытой и поэтому правила приема ужесточаются в превентивных мерах" - говорила в этой связи Анне Басли из Европейского совета по делам беженцев.

По материалам программ Ekot и Studio Ett

Максим Лапицкий

 

 

Grunden i vår journalistik är trovärdighet och opartiskhet. Sveriges Radio är oberoende i förhållande till politiska, religiösa, ekonomiska, offentliga och privata särintressen.
Du hittar dina sparade avsnitt i menyn under "Min lista".